Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5114

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Среда, 20.09.2017, 16:04
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » Современные авторы

    Олег Акулов

    Олег Акулов родился в 1966 году в Тульской области. Несмотря на раннюю тягу к поэзии, в Туле Олег закончил Тульский Политехнический Институт по специальности «горный инженер-строитель». Затем 2 года работал на шахте, но вскоре сменил деятельность и начал работу не по специальности, а по призванию, пройдя путь от журналиста до главного редактора в местных газетах. Автор поэтических книг «В этой части нашей жизни», «Отпечатки прошлого», «Хронология». 

    С 2000 года живёт в Германии и так пишет о своём переезде: "Родина – она всегда во мне, а я в ней. Дело в том, что моя Родина – это СССР. И весь я где-то там, в прошлом. Но мое прошлое – оно всегда во мне сегодняшнем. И я эту Родину всегда чувствую. А то, что я переехал в Германию, это совсем не эмиграция. Эмиграция произошла в 1991 году, когда все мы отказались от той нашей Родины со странной эйфорией".

    В Германии Олег сотрудничает по вопросам культуры и литературу в Землячестве немцев из России. С 2003 года в рамках авторского международного проекта «Пространство Русского Слова» издает и редактирует литературный альманах «Пенаты»: «Пусть у нас печатаются авторы, живущие в России, на Украине, в Белоруссии, где угодно. Главное - писать по-русски, талантливо, красиво и в лучших традициях». 

     

    Из цикла "Русский Крест"

    ***
    Вы меня попросите
    рассказать о России – 
    об увечной и вечной,
    о большой и больной,
    о беспечно красивой,
    о безбрежно тоскливой,
    о скорбящей и спящей,
    о чужой и родной.

    Вы меня попросите
    рассказать о России – 
    о раздольной и вольной,
    о едва обжитой,
    о росою умытой,
    о детьми позабытой,
    о потешной и грешной,
    о слепой и святой.

    Вы меня попросите
    рассказать о России – 
    о певучей и доброй,
    о блажной и страстной,
    об обидно дремучей,
    о без меры могучей,
    без вины виноватой
    и от крови хмельной.

    Вы меня попросите 
    рассказать о России – 
    в никуда уходящей,
    вслед которой машу,
    от которой сбегаю,
    по которой скучаю.
    Вы меня попросите...
    И я вам расскажу.

     

    ***

    На Руси на холщовой купола – как медали.
    За терпенье и веру небеса награждали.
    В небо смотрят соборы золотыми глазами.
    Мы – наследники веры. Бог по-прежнему с нами.

     

    ***
    Каждый век, каждый год, каждый час – 
    хоть какими ни будь мы годными – 
    не нуждается Родина в нас.
    Это мы нуждаемся в Родине.


    ***
    И Рим не тот. И нет Константинополя.
    И Бог, как оказалось, не един.
    И снова турок жаждет Севастополя.
    И я вот не державы гражданин.

    И Троя не спаслась от разорения.
    И Вавилона позабыт язык.
    И фараоны не избегли тления.
    И от моей державы только пшик.

    Побила моль дотла ковры персидские.
    Ржа съела злато Золотой Орды.
    Тупы мечи и сгнили копья скифские.
    Моя держава, сгинула и ты.

    Пуста Валгалла и не поминаема.
    Зарос крапивой и плющом Олимп. 
    Синай и Арарат не обитаемы, 
    и Кремль... и ни звезды там не горит...

    Страна упала. Руки, ноги сломаны.
    Шакалы жадно рвали по куску
    от тела, что всегда мне было Родиной.
    Я в сердце от укусов боль несу...

    Цветы моей святой и горькой памяти
    я возложу у храмов и границ.
    Моя держава, я стою на паперти.
    И нет тебя. И я не гражданин


    Москва Августовская

    Страна швыряла этой ночью мутной сволочью...
    Страну рвало, она, согнувшись пополам, искала помощи...
    Юрий Шевчук «Правда на правду»

    Моя Москва в ту ночь гуляла без оглядки,
    она кружила и троллейбусы, и танки,
    она мечтала – с белокурым будет свадьба,
    но чернокудрый заключил её в объятья.

    И потянулись гости – жадные до водки,
    и подтянулась шантрапа со всех слободок,
    и говорили речи сладкие на ухо,
    и липла в них моя Москва как будто муха.

    И закатился пир горой и полной чарой,
    а гости – их бы не за стол, а всех на нары,
    одних бы к стенке, а других скорей повесить,
    и вряд ли кто на том пиру был трезв и честен.

    А во главе стола – святая и блудница – 
    боролись две мои Москвы, мои столицы:
    Москва ночная и хмельная, глаз не видно,
    и та Москва, которой утром станет стыдно.

    Оркестр грянул плясовую по-одесски,
    и в сотни глоток разнеслась дурная песня,
    и водка морем разливанным разливалась,
    а там и гамбургер поспел заокеанский.

    И всё пьяней моя Москва, моя столица.
    А к ней под бок чёрт знает кто тесней мостится,
    и охмуряют, охмуряют, охмуряют,
    и по глоточку подливают, подливают.

    И вот уж место во главе стола свободно,
    и женихи – чернее чёрного – довольны. 
    Ну кто же сядет на престол – вот где интрига:
    свобода, хаос, беспредел, законность, иго...

    Моя Москва в ту ночь гуляла без оглядки,
    она кружила и троллейбусы, и танки.
    Ах, этот август, до чего же был он душен.
    Совсем расплавились мозги, сомлели души.

    Шуты кривлялись, мельтешили и галдели,
    махал юродивый смычком виолончельным.
    Немного лжи, немного крови и лукавства – 
    заполучили наконец ключи от царства.

    И над безумною толпой взлетели шапки,
    и независимы все так, что просто гадко.
    На власть поставили «царя» – почти дебила.
    Ночная пьяная Москва, ты победила.


    ***
    В России мужчин всё меньше.
    Отбора закон суров.
    Страна одиноких женщин 
    и чёрных усталых вдов.


    Плач Иоанна Простослова о Жанне и о России
    Sancta Iohanna, ora Deum pro nobis!
    Святая Жанна, моли Бога за нас!
    Жанна, ты зачем спасала Францию?
    Чтобы ей пройдохи с голодранцами
    кровь пустили чистую и алую,
    чтоб стоналось ей под коммунарами,

    чтоб свобода – грабить и насиловать,
    равенство чтоб – перед гильотиною,
    чтобы братство – с падшими в лобзаниях,
    чтобы правда – голая и пьяная?..

    Жанна, ты зачем спасала Францию?
    Как она тебе такая нравится?
    До сих пор слюной кровавой харкает
    и гордится силой демократии.

    Ну а ты, а ты, о чём ты грезила?
    На костёр за что пошла безгрешная?..
    А сегодня – прямо вот из пламени – 
    вдруг спасать Россию направляешься?

    Жанна, пощади Россию-матушку – 
    от детей своих давно уставшую,
    старую, больную, бесприютную,
    с горькою оглядкой на минувшее.

    Что ты ей предложишь во спасение – 
    через смерть державы воскресение?..
    через ложь и лесть величья видимость?..
    через униженье независимость?..

    Жанна, не спасай Россию-матушку
    (как бы горячо ни призывали мы), 
    чтоб черноголовые с картавинкой
    в третий раз её не разбазарили.

    Хватит нам костров, крестов и виселиц,
    мы уже не раз всё это видели... 
    Жанна, будь не сильною, а слабою. 
    И оплачь Россию с Ярославною.

     

    Иерусалим 
    Он прошел босой по Иерусалиму.
    Он порвал свою последнюю рубаху.
    Он размял в руке податливую глину
    и пустил ее на ветер серым прахом.

    Да убойтесь, пришлые из праха твари,
    и в  последний раз повойте на коленях.
    Я не верю вам – неверным и коварным,– 
    христиане, мусульмане, иудеи...

    Он стоял – суровый, пепельный и хмурый – 
    словно истина последнего дыханья.
    Он кричал свои пророчества и суры.
    Он озвучивал сказанья и писанья.

    Я в ваш город распахнул ногой ворота
    в день какой-то вне Рождения Христова.
    Я наполнен горьким гневом словно рвотой.
    Я принес и меч, и страх, и мор, и слово.

    Он хрипел и бился в судорогах плача.
    Он перстом буравил сумрачное небо.
    Он на площади пред храмом строил плаху
    и к столбам крепил, как петли, кольца нервов.

    Аз воздам. И только я имею право,
    власть имею и понятие имею.
    Вразумлю вас напоследок. Будет славно
    посмотреть опять на тщету вразумленья.

    А прохожие глазели и смеялись.
    А зеваки в пыль плевали и галдели.
    А глухие ничего не разобрали.
    А слепые ни черта не разглядели.

    Может, кто-то и пытался догадаться.
    Да догадка, как всегда, скользнула мимо.
    Он стоял и горько-горько так смеялся...
    И сгустилась тьма над Иерусалимом.


    *** 
    Чернильный город, синий и пустой.
    Собак, и тех не слышно в подворотнях.
    Я здесь бывал. И я еще живой.
    И лет с тех пор прошла всего-то сотня.

    Здесь я творил бездарные стихи,
    здесь признан был как безнадежный гений,
    здесь рвал и жег надежд черновики,
    здесь рвал и резал на запястьях вены.

    Чернильный город, синий и пустой,
    он весь – до закоулков – перечитан.
    Но сотня лет... И звуков рвется строй,
    и забываются слова молитвы.

    Я – имярек. Я – странник. Я вернусь.
    Я подновлю страницу за страницей.
    Итака... Вавилон... Степная Русь...
    И город из чернил, что снова снится...

    Чернильный запах ветром принесло,
    я думал – возвратиться чем не повод...
    Итаки нет! Итака – просто сон,
    давным-давно приснившийся слепому.

    Проход закрыт. «Кирпич». Шлагбаум. Стой!
    На прошлом – крест. Молчание – награда.
    Чернильный город, синий и пустой...
    Но мне в него зачем-то очень надо.


    Статья 58 
    (из цикла «Экзорцизм»)
    Они стучат ногами, бесенея.
    Они в грязи валяют монументы.
    На их футболках номера краснеют – 
    семнадцатый и девяносто первый.

    Они играют далеко не в шашки.
    На чёрном поле – смерть, на белом – тоже.
    В необоримом инфернальном раже
    рвут душу, точат плоть и кости гложут.

    Им имя – злоба, алчь, вражда, измена.
    Их руки – боль, их путь – тропа Иуды.
    Но всякому иуде – полной мерой
    во все века. И эти страшно будут

    бояться очистительной лавины,
    сошедшей с гор когда-то. Ведь однажды
    она опять пройдёт неумолимо
    и нечисть по истории размажет.

    Они дрожат. И словно сталь по горлу – 
    ведь смотрит в их глаза и обличает
    тот человек, что был лавиной горной.
    И сквозь улыбку правда проступает. 

    И только в ней – в улыбке доброй горца – 
    мне видится далёкая свобода.
    От собственного страха задохнётся
    враг моего народа.
    2003–2004


    *** 
    Рядом с учителем много апостолов,
    рядом с учителем много нахлебников.
    Рано ли, поздно ли, близость используя,
    кто-то деньгами решит не побрезговать.

    Всякий учитель и всякая истина
    цену имеют, и чаще приличную.
    Кто над толпою уж слишком возвысится – 
    значит, того устраняют физически.

    Как ни сужай окружение ближнее – 
    десять, двенадцать, четырнадцать 
    преданных, – 
    всё же иуда бесспорно отыщется,
    рядышком сядет и всласть отобедает,

    чашу поднимет во славу учения,
    чашу другую протянет учителю
    и подсчитает барыш с облегчением,
    глядя, как гибнет учитель мучительно.

    Истина истиной. Золото золотом.
    Что человеку важней – не доказано.
    Много иуд, как и много апостолов,
    веса, росточка и образа разного.

    Правда, любовь, очищение, истина,
    рамки морали и совести правила...
    Нет уж, пожалуйста, лучше наличными,
    ну а учителю – чашу с отравою.

    Песни утихнут, слова позабудутся.
    Сгинут апостолы, мелочью бряцая.
    И невдомёк им, что в завтрашнем будущем
    новый учитель с улыбкой объявится.
    2005

    Источники:
    Тульская областная универсальная научная библиотека 
    "Крым навсегда"
    "Первая Крымская"
    "За правду!"

    Категория: Современные авторы | Добавил: DrOtto (28.06.2015)
    Просмотров: 862 | Комментарии: 7 | Теги: пространство русского слова, русская иммиграция, стихотворения о россии | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 7
    0
    1  
    Уважаемые читатели,
    Если кто-то обладает дополнительными сведениями об Олеге Акулове, ссылками на его проекты, стихотворения и проч., а также, если вы увидели любые неточности, пожалуйста, сообщите в редакцию "Русской дубравы".
    Спасибо!

    2  
    а как написать в редакцию?

    0
    3  
    Ольга, вы можете написать нам письмо. Наши контакты здесь.

    4  
    Уважаемый DrOtto,
    стихотворение на этой страничке, начинающееся словами:
    "Шёл он от дома к дому,
    В двери чужие стучал."
    написано не Олегом Акуловым, а молодым Джугашвили-Сталиным. В этом можно
    убедиться тут (и на других материалах в Интернете) http://stalinism.narod.ru/docs/biography/stihi.htm
    Мне понравились стихи Олега,
    особенно то, что начинается словами:
    “И Рим не тот. И нет
    Константинополя.
    И Бог, как оказалось, не един.”
    Горькие слова о потерянной Родине, но какие правдивые. Вот только, я
    теперь имею основание сомневаться - автор его Олег Акулов, ими, как в случае со
    стихотворением Джугашвили, кто-то другой?

    5  
    После отправки этого комментария я поискал в Интернете другие сайты со стихами Олега Акулова, нашёл,- и там Олег поместил стихотворение Джугашвили с указанием имени: Иосиф Джугашвили ( http://stalinism.ru/stihi-i-pesni-o-staline/stihi-i-pesni-sovremennyih-avtorov.html?start=13 ). Поскольку на этом сайте стихи размещают не сами авторы, потому, видимо, и произошло это недоразумение.

    0
    6  
    Леонид Фёдорович, спасибо за внимательность! Исправлено.

    7  
    Наверное, я обладаю дополнительными сведениями, хотя и
    30-летней давности :-)

    Мы с Олегом были хорошо знакомы и дружили в середине 80-х –
    начале 90-х. Жили в одном городе, учились в институте на одной специальности
    (он на 2 курса старше) и очень любили группу «Аквариум». Это было ещё до фильма
    «Асса» и всенародной популярности БГ. В ту пору интерес какого-либо человека к «Аквариуму»
    означал, что это интересный тебе человек, как минимум. Так мы, по-моему, и
    сдружились: Олег где-то достал катушки со студийными альбомами, мы вскладчину
    их записали, и пошло-поехало. Олег уже тогда писал стихи, немного публиковался
    и был внештатником нашей районной газеты «Знамя коммунизма». Он был тогда очень
    обаятельным, весёлым и остроумным парнем.

    После 2-го курса я ушёл в армию (Олег ещё застал военную
    кафедру со всеми вытекающими, я уже нет), и все 2 года мы переписывались. За
    эту переписку я невероятно благодарен ему по сей день. Это были не просто письма,
    это был сериал из небольших забавных рассказиков, где мы писали о себе в третьем
    лице, как бы со стороны, а рядом с нами соседствовали как реальные события и
    персонажи, так и любимые литературные герои – например, Хармса или Булгакова. Мои
    письма, понятное дело, были завязаны на армейский быт, письма Олега – на быт
    шахтёрский (он тогда работал по распределению на шахте). Типичное начало его
    письма (вместо обычного «здравствуй»): «Акулов извлёк из почтового ящика
    письмо, пахнущее кирзой и перловкой». Жаль, ничего не сохранилось, но письма
    эти мне тогда здорово помогли жить.

    В начале 90-х наши пути разошлись, но я очень хотел бы
    пообщаться с ним. Вышел по поиску на ваш форум. Если есть возможность, дайте
    ему мой е-мейл soyuznik@inbox.ru.

    С уважением, Марков Александр, г. Тула.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]