Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5097

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Пятница, 28.07.2017, 14:01
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » Стихи из сети

    Григорьев Фёдор. Опубликованное. Разное

    Творчество Фёдора Григорьева открывается многогранно, но две вещи бросаются в глаза, отличают его стихотворения. Во-первых, это мотив сельской жизни, боль о русской деревне, потаённые желания уехать, скрыться в дремучую глубинку. Во-вторых, это беспристрастное описание русской действительной такой, какая она есть на самом деле: без прикрас, без обиняков, с чётким осознанием и признанием, что мы, русский народ, вот такие - нам есть чему гордиться, но и пороков наших тьма. Искренняя любовь автора к своему народу, вера в его светлое будущее не оставляют равнодушными. Низкий вам поклон, поэт Григорьев! 

     

    Сложил мой дом кочующие крылья
    Вне зоны досягания столиц,
    Вдали от неприличного засилья
    И коллективов, и отдельных лиц.

    Я не люблю разнеженного моря,
    Не люб мне рёв космических турбин:
    Деревня - вековой носитель горя
    И жизни к нам взывает из глубин.

    Какие неистраченные силы
    В трезвеющих таятся мужиках,
    Несущих пробуждённую Россию,
    Как в люльке, на отеческих руках!

    Я в жизни никогда так счастлив не был!
    Слеза озёр жива среди полей,
    Там, где октябрь заглядывает в небо
    Бездонное под лодкою моей...
    с.Тюковка Воронежск.обл.
    13-14 октября 2008г.



    В этой буче мой голос не лишний,
    Мне крутить да вертеть не с руки:
    Знаю точно, а не понаслышке -
    Есть ещё на Руси мужики!

    Бросит пить. По природе умелый -
    Засучит на заре рукава.
    Обмозгует серьёзное дело
    Золотая его голова.

    Сам не "ам", но детишки - по моде.
    Чует правду, как звери тропу.
    Верит свято, а в церковь не ходит
    Оттого, что не верит попу.

    Тяжела, необхватиста ноша.
    Он у смерти одной не в долгу.
    Помогай тебе Бог, мой хороший,
    Ну а я, чем смогу - помогу...
    31.07.2011 г.


    Управились к Пасхе...
    Управились к Пасхе: над клубом,
    Что властью был напрочь забыт,
    Вознёсся серебряный купол,
    Простой оцинковкой обшит.

    И стало светлее на свете,
    Окончился век-бесприют.
    Как куклы нарядные, дети
    За мамкой к обедне идут.

    Шепнула Наташкина сваха
    (Не может без слухов прожить):
    В игуменском чине монаха
    В приход отрядили служить.

    Церквушка - душа, не молельня,
    Родное зерно проросло:
    Вчера ещё звались - деревня,
    А утром проснулись – село.

    Серёга, что с давней подружкой
    Страстную гулял напролёт,
    Червонец в железную кружку -
    «На новую церкву!» - кладёт…
    23 апреля 2011 г.


    Время, что ворошу –
    Холодом по лицу.
    Будто в глаза гляжу
    Вору и подлецу.
    «Отворотись! - он мне, -
    Есть и тебе цена,
    Ты проиграл в войне,
    Это моя страна.
    Если бы да кабы –
    Вот он и весь твой ум.
    Водочка и гробы
    Лечат от горьких дум».
    Я посмотрел вокруг.
    Я опустил глаза.
    Я не нашёлся вслух
    Слова в ответ сказать.
    «Прав он, - подумал я, -
    Хватит уже борьбы.
    Коли одно – петля,
    Станем строгать гробы…»

    Кто-то толкает в бок...
    Голос жены: «Ты спишь?
    Взрослый, а как щенок,
    Ночь напролёт скулишь…»
    13 февраля 2011 г.


                              Е.А. Исаеву
    О человеческом, о главном,
    О том, что надо напрямик
    Идти по жизни русской правдой
    Мне говорил седой старик.

    Как молодого первогодка
    На необъявленной войне
    Учил меня: прямой наводкой
    Ты бей по вражеской броне!

    Всего лишь час мы были вместе,
    Вела меня его рука.
    Он сам был чистой русской песней,
    Той, что горька и широка.

    И я, поверив ветерану,
    Как верят лишь призывники,
    Ушёл в холодный спозаранок
    По бездорожью, напрямки…
    9 января 2011 г.


    Пустыня, русская пустыня,
    Глухие тридевять земель.
    От сотворенья и доныне
    Людских страданий колыбель.
    Не уходящая, иная...
    Где тот поэт, что в свой черёд,
    Под гнётом чувств изнемогая,
    Слова набатные найдёт?!
    Чтоб духом павшие созданья
    Смогли б уже тебя понять,
    И - в радость, а не в наказанье
    Просторы жизнью засевать...
    07 января 2011 г.

    Портреты. Подборка опубликованных стихотворений 

    Последний солдат

    Стальное поколенье
    В тот день гадалка нагадала
    Нам жить на свете до ста лет.
    Мы из слепых полуподвалов,
    Как вши на кровь, ползли на свет.

    Исчезли век и государство,
    Иных пророков след простыл.
    Не тех мы кликали на царство...
    Простите нам, как Бог простил!

    Предвидя памяти подвохи -
    Не стоит возраст укорять,
    Коль станем мы из всей эпохи
    Одно лишь имя повторять…


     Последний солдат
    "Его зарыли в шар земной,
    А был он лишь солдат..."
    С. Орлов

    Забыв бомбёжки и пальбу,
    В избе, в углу переднем,
    Лежит солдат в простом гробу,
    Известный и... последний.

    Судьба давала имена:
    Федот, Козьма, Ероха...
    На кухне слёзы льёт страна
    И в трауре эпоха.

    А в головах, как перст - один,
    Сошедший в мир с медали,
    В лицо покойного глядит
    Старик. Верховный. Сталин.

    Вставай, солдат! Солдат, в ружьё!
    Последних - не хоронят:
    Мы имя высвятим твоё
    В небесном Пантеоне!

    Открыл глаза и встал солдат -
    Егор, Демьян, Митроха…
    И с ним плечо в плечо стоят
    Судьба. Страна. Эпоха.


    Прасковья
    Несёт домину на кладбище
    Четвёрка пьяных мужиков.
    За ними – стайка полунищих
    Едва бредущих стариков.

    Всю жизнь горбатилась Прасковья
    И на детей, и на колхоз…
    У гробового изголовья
    Они не льют прощальных слёз.

    И в хоре клубном не спевала,
    И, Бог свидетель, не пила,
    И никого не забижала,
    И тьмы вождей пережила…


    Старик
    Один, на лавке у сарая, 
    Cтарик, понурившись, сидит.
    Застывшим взором, не мигая,
    В пространство улицы глядит.

    Наверно, ждёт, когда пастушки
    Пригонят с выгона коров,
    И отзвучит по деревушке
    Звук запираемых дворов...

    Он жил как все: держал скотину,
    Не пил, хоть жизнь была скудна,
    Работал сам, и с ним – два сына,
    Как вдруг сломались времена:

    Иван пропал в Афганистане
    На девятнадцатом году.
    Егор в стогу сгорел по пьяни,
    Любовь утративши к труду.

    Жена не выла, не стонала,
    Не беспокоила села.
    Слегла на Пасху, полежала,
    И к Первомаю померла.

    Родни-то нет глядеть за дедом:
    Когда б не храм, да Божья рать,
    Не то, что завтрака – обеда,
    Воды бы некому подать.

    Остались дом, да печь с плитою,
    В саду китайские цветы,
    Да разговор со слепотою
    В преддверье вечной немоты….



    Старуха
    Бормочет глухо,
    Да крестит рот.
    Как жизнь, старуха,
    Кто дома ждёт?
    В секунду твёрдо
    Замрёт клюка,
    И голос гордо
    Из-под платка:
    «Бог дал, в порядке.
    Сестра в Туве,
    Дочь на Камчатке,
    Cынок в Москве.
    А мне и надо,
    Чтоб хлеб у них
    Был бел да сладок,
    Как у других".

    Пошла до хаты...
    Там со стены
    Глядят солдаты
    Большой войны.
    Там за трельяжем,
    Где паутень,
    Стопа бумажек -
    На чёрный день…


    Троица
                           Деду, Фёдору Павловичу 
    Злой декабрь. На экране крохотном 
    Бесконечный идёт балет.
    Дед в слезах: «Без Климента плохо нам…»
    Помню точно, что мне семь лет.
    Ночью снег, и наутро домик наш
    Занесён под самый конёк!
    Проводов обрыв – до Тамбова аж;
    Отдыхает школьный звонок...

    На расчистку мужицкой троицей:
    Дед, отец и я, колготной:
    «Ничего, Федюшок, отроемся,
    Откопаемся, не впервой!»
    Так всегда: то Чернобыль вскроется,
    То упадок сил мировой…
    «Ничего, мужики, отроемся,
    Откопаемся, не впервой!»

    Отдохнувшие ли, усталые,
    Покумекают головой,
    И лопатою пятипалою,
    То есть, попросту – пятернёй,
    Разгребут, забутят, отстроятся,
    Вспашут зябь и засеют клин.
    Хоть и грешная, всё же - троица:
    Рабы Божьи
    Дед, и отец, и сын…




    Атлантида


    Володька и Есенин
    Смотрю на Володькины руки:
    Отвык от работы мужик…
    К недельным запоям со скуки
    В стране запустелой привык.

    Папаня пивал при Советах -
    Бутылкой сбивал самолёт!
    Да, пили. Но – пели! А этот
    Давно ничего не поёт.

    Спроси его: кто был в Рассее
    От Бога народный поэт?
    Ответит: Серёга Есенин.
    Споёшь мне Есенина? Нет…


    Про Дашку с Алёнкой...
    Плачет младенец…
    А дождь тарабанит по лужам,
    Лезет к прохожим, слюнявый, взасос целоваться.
    Плачет младенец… Он, верно, не больно-то нужен
    Пьяной мамаше, которой едва ли семнадцать.

    В этой коляске
    Взросло не одно поколенье.
    Пусть неказиста, но катит без скрипа, без стука:
    Утром бабуля на рынок отвозит соленья,
    Вечером дочка с подружкой гуляют в ней внука.

    Очень удобно
    Кричащему криком ребёнку
    В ноги поставить бутыль и нехитрую закусь.
    Там же разлить по стаканчикам Дашке с Алёнкой
    Много сподручней: поймай-ка нас, выкуси на-кось.

    Что им погода,
    Закаты, рассветные росы,
    Вера в добро, поцелуи предателей, - что им?
    Каждому смертному жизнь адресует вопросы,
    Только ответам порой удивляться не стоит.

    Плачет младенец…
    В тоскливую пору надежда –
    Слабый просвет на затянутом тучами своде.
    Западник - умник с экрана, звездлявый невежда,
    На ночь расскажет о сексе и полной свободе…


    Надя

    «А из нашего окна 
    Площадь Красная видна…»
    С. Михалков
    Что видит Надя из окна?
    Центральный рынок за забором,
    Ещё гостиница видна,
    И банка здание,в котором

    Работает техничкой мать.
    И каждый день, придя с уроков,
    Садится у окна мечтать
    Девица, зрелая до сроков.

    Она мечтает поскорей
    Окончить нудное ученье,
    И позабыть учителей,
    И вместе с ними огорченье,

    Что те же Васька, и Женёк
    Предпочитают ей – богатых
    Подруг, которым невдомёк,
    Что для безвинно виноватых

    Наступит он, желанный миг,
    И белых тройку лимузинов
    За ней пришлёт её жених –
    Владелец сети магазинов

    Московских, или же – банкир
    (Банкира сын, наследник банка),
    А в этом банке есть сортир,
    И трёт его чужая мамка...

    Они пройдутся с женихом
    По рынку днём, держа улыбку,
    Чтоб указать Ваську с Женьком
    На их ужасную ошибку.

    Чтоб проглядела все глаза
    Товарка, Малышева Любка:
    Смотри, богатая коза,
    На мне твоей богаче юбка!

    Мечтает Надя у окна
    В свои свободные минутки...
    В окно гостиница видна,
    В дверях которой проститутки

    Толкутся, пья`ны и грубы`.
    Одна из них – соседка Нади.
    Дай Наде, Бог, иной судьбы,
    Но - не планиды русской б…ди...


    Бильярдная партия
    Он играл со мною на бильярде, 
    Чуть хмельной российский офицер.
    Он шары, что те флажки на карте,
    Расставлял на воинский манер.
    Лазерной указкой, а не кием,
    В кабинете зама комполка,
    Тасовал порядки боевые,
    А в бильярдной - дрогнула рука.
    Видно, сбилась «мушка» у майора,
    И, когда не ладилась игра,
    Машинально место, на котором
    Днём ещё висела кобура,
    Потирал… А я без сожаленья
    Вслед ему закатывал шары,
    Словно в печь подбрасывал поленья,
    Пригибаясь к полу от жары!

    В пять минут была моя победа.
    Две бумажки рыжие, по сто`,
    Бросив: «Подавитесь, гов...еды…»,
    Он нарочно выронил под стол.
    Удержался я каким-то чудом,
    Руку с кием судорга свела.
    В жизни никогда не позабуду,
    Как он удалялся от стола:
    Сунув руки в брючные карманы,
    По-блатному сплюнув на паркет…
    Нет, не так из детства капитаны
    Покидали тонущий корвет.
    Нет, не так сносили пораженья
    Прошлые Отечества сыны!
    Да, считай, и не было сраженья,
    Слава Богу, - не было войны...


    В ресторане
    Со сцены ресторана затрапезного
    Певичка хрипловатая поёт.
    Кабатчиной по пятницам не брезгует
    Совёлое сознание моё.

    Плывут по небу клинья журавлиные,
    Качается берёза на бугре,
    И слышатся бубенчики старинные
    В холодной синтезаторной игре.

    Прилипли крошки к донышку гранёному,
    И мечется под кожею кадык,
    И думка за Россию забубённую
    Положена на матерный язык.

    Я фермеру, товарищу застольному,
    Хмельному на заёмные рубли,
    Весёлому покудова и вольному,
    Признаюсь в уваженье и любви.

    А вечера убитого мгновения
    Растянутся в убитые года,
    С которыми могу - без сожаления! -
    Но не хочу прощаться навсегда…


    Атлантида
    Девять дворов – деревня,
    Семь бабок на двух дедков.
    Сдичали твои деревья
    Без стоящих мужиков!

    Проезжего человека
    Проводит не лай собак,
    Не пьяненький дед – калека,
    Проводит – никто. Никак.

    А в зеркале заднего вида,
    Дрожащего при езде, -
    Тонет моя Атлантида
    Озимым зерном в борозде…







    Источник: http://stihi.ru/avtor/fgrig
    Категория: Стихи из сети | Добавил: DrOtto (02.10.2011)
    Просмотров: 1511 | Комментарии: 2 | Теги: русская деревня, русская глубинка, деревенская лирика | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]