Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5097

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Пятница, 21.07.2017, 15:45
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » О России

    Лермонтов М. Ю.

    Дума 
    Печально я гляжу на наше поколенье!
    Его грядущее - иль пусто, иль темно,
    Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
      В бездействии состарится оно.
      Богаты мы, едва из колыбели,
    Ошибками отцов и поздним их умом,
    И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
      Как пир на празднике чужом.
      К добру и злу постыдно равнодушны,
    В начале поприща мы вянем без борьбы;
    Перед опасностью позорно малодушны
    И перед властию - презренные рабы.
      Так тощий плод, до времени созрелый,
    Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
    Висит между цветов, пришлец осиротелый,
    И час их красоты - его паденья час!

    Мы иссушили ум наукою бесплодной,
    Тая завистливо от ближних и друзей
    Надежды лучшие и голос благородный
      Неверием осмеянных страстей.
    Едва касались мы до чаши наслажденья,
      Но юных сил мы тем не сберегли;
    Из каждой радости, бояся пресыщенья,
      Мы лучший сок навеки извлекли.
    Мечты поэзии, создания искусства
    Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
    Мы жадно бережем в груди остаток чувства -
    Зарытый скупостью и бесполезный клад.
    И ненавидим мы, и любим мы случайно,
    Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
    И царствует в душе какой-то холод тайный,
      Когда огонь кипит в крови.
    И предков скучны нам роскошные забавы,
    Их добросовестный, ребяческий разврат;
    И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
      Глядя насмешливо назад.

    Толпой угрюмою и скоро позабытой
    Над миром мы пройдем без шума и следа,
    Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
      Ни гением начатого труда.
    И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
    Потомок оскорбит презрительным стихом,
    Насмешкой горькою обманутого сына
    Над промотавшимся отцом.

    1838


    Казачья колыбельная песня 

    Спи, младенец мой прекрасный,
    Баюшки-баю.
      Тихо смотрит месяц ясный
    В колыбель твою.
      Стану сказывать я сказки,
    Песенку спою;
      Ты ж дремли, закрывши глазки,
    Баюшки-баю.
       
      По камням струится Терек,
    Плещет мутный вал;
      Злой чечен ползет на берег,
    Точит свой кинжал;
      Но отец твой старый воин,
    Закален в бою:
      Спи, малютка, будь спокоен,
    Баюшки-баю.
       
      Сам узнаешь, будет время,
    Бранное житье;
      Смело вденешь ногу в стремя
    И возьмешь ружье.
      Я седельце боевое
    Шелком разошью...
      Спи, дитя мое родное,
    Баюшки-баю.
       
      Богатырь ты будешь с виду
    И казак душой.
      Провожать тебя я выйду -
    Ты махнешь рукой...
      Сколько горьких слез украдкой
    Я в ту ночь пролью!..
      Спи, мой ангел, тихо, сладко,
    Баюшки-баю.
       
      Стану я тоской томиться,
    Безутешно ждать;
      Стану целый день молиться,
    По ночам гадать;
      Стану думать, что скучаешь
    Ты в чужом краю...
      Спи, пока забот не знаешь,
    Баюшки-баю.
       
      Дам тебе я на дорогу
    Образок святой:
      Ты его, моляся Богу,
    Ставь перед собой;
      Да, готовясь в бой опасный,
    Помни мать свою...
      Спи, младенец мой прекрасный,
    Баюшки-баю.


    Бородино 
    - Скажи-ка, дядя, ведь не даром
    Москва, спаленная пожаром,
    Французу отдана?
    Ведь были ж схватки боевые,
    Да, говорят, еще какие!
    Недаром помнит вся Россия
    Про день Бородина!

    - Да, были люди в наше время,
    Не то, что нынешнее племя:
    Богатыри - не вы!
    Плохая им досталась доля:
    Немногие вернулись с поля...
    Не будь на то господня воля,
    Не отдали б Москвы!

    Мы долго молча отступали,
    Досадно было, боя ждали,
    Ворчали старики:
    "Что ж мы? на зимние квартиры?
    Не смеют, что ли, командиры
    Чужие изорвать мундиры
    О русские штыки?"

    И вот нашли большое поле:
    Есть разгуляться где на воле!
    Построили редут.
    У наших ушки на макушке!
    Чуть утро осветило пушки
    И леса синие верхушки -
    Французы тут как тут.

    Забил заряд я в пушку туго
    И думал: угощу я друга!
    Постой-ка, брат мусью!
    Что тут хитрить, пожалуй к бою;
    Уж мы пойдем ломить стеною,
    Уж постоим мы головою
    За родину свою!

    Два дня мы были в перестрелке.
    Что толку в этакой безделке?
    Мы ждали третий день.
    Повсюду стали слышны речи:
    "Пора добраться до картечи!"
    И вот на поле грозной сечи
    Ночная пала тень.

    Прилег вздремнуть я у лафета,
    И слышно было до рассвета,
    Как ликовал француз.
    Но тих был наш бивак открытый:
    Кто кивер чистил весь избитый,
    Кто штык точил, ворча сердито,
    Кусая длинный ус.

    И только небо засветилось,
    Все шумно вдруг зашевелилось,
    Сверкнул за строем строй.
    Полковник наш рожден был хватом:
    Слуга царю, отец солдатам...
    Да, жаль его: сражен булатом,
    Он спит в земле сырой.

    И молвил он, сверкнув очами:
    "Ребята! не Москва ль за нами?
    Умремте же под Москвой,
    Как наши братья умирали!"
    И умереть мы обещали,
    И клятву верности сдержали
    Мы в Бородинский бой.

    Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
    Французы двинулись, как тучи,
    И всё на наш редут.
    Уланы с пестрыми значками,
    Драгуны с конскими хвостами,
    Все промелькнули перед нам,
    Все побывали тут.

    Вам не видать таких сражений!..
    Носились знамена, как тени,
    В дыму огонь блестел,
    Звучал булат, картечь визжала,
    Рука бойцов колоть устала,
    И ядрам пролетать мешала
    Гора кровавых тел.

    Изведал враг в тот день немало,
    Что значит русский бой удалый,
    Наш рукопашный бой!..
    Земля тряслась - как наши груди,
    Смешались в кучу кони, люди,
    И залпы тысячи орудий
    Слились в протяжный вой...

    Вот смерклось. Были все готовы
    Заутра бой затеять новый
    И до конца стоять...
    Вот затрещали барабаны -
    И отступили бусурманы.
    Тогда считать мы стали раны,
    Товарищей считать.

    Да, были люди в наше время,
    Могучее, лихое племя:
    Богатыри - не вы.
    Плохая им досталась доля:
    Немногие вернулись с поля.
    Когда б на то не божья воля,
    Не отдали б Москвы!
    1837

    Михаил Лермонтов. Избранное.
    Всемирная библиотека поэзии.
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1996.


    Наполеон
    (Дума)
    В неверный час, меж днем и темнотой,
    Когда туман синеет над водой,
    В час грешных дум, видений, тайн и дел,
    Которых луч узреть бы не хотел,
    А тьма укрыть, чья тень, чей образ там,
    На берегу, склонивши взор к волнам,
    Стоит вблизи нагбенного креста?
    Он не живой. Но также не мечта:
    Сей острый взгляд с возвышенным челом
    И две руки, сложенные крестом.

    Пред ним лепечут волны и бегут,
    И вновь приходят, и о скалы бьют:
    Как легкие ветрилы, облака
    Над морем носятся издалека.
    И вот глядит неведомая тень
    На тот восток, где новый брезжит день;
    Там Франция!— там край ее родной
    И славы след, быть может скрытый мглой;
    Там, средь войны, ее неслися дни...
    О! для чего так кончились они!..

    Прости, о слава! обманувший друг.
    Опасный ты, но чудный, мощный звук;
    И скиптр... о вас забыл Наполеон;
    Хотя давно умерший, любит он
    Сей малый остров, брошенный в морях,
    Где сгнил его и червем съеден прах,
    Где он страдал, покинут от друзей,
    Презрев судьбу с гордыней прежних дней,
    Где стаивал он на брегу морском,
    Как ныне грустен, руки сжав крестом.

    О! как в лице его еще видны
    Следы забот и внутренней войны,
    И быстрый взор, дивящий слабый ум,
    Хоть чужд страстей, всё полон прежних дум;
    Сей взор как трепет в сердце проникал
    И тайные желанья узнавал,
    Он тот же всё; и той же шляпой он,
    Сопутницею жизни, осенен.
    Но — посмотри — уж день блеснул в струях.
    Призрака нет, всё пусто на скалах.

    Нередко внемлет житель сих брегов
    Чудесные рассказы рыбаков.
    Когда гроза бунтует и шумит,
    И блещет молния, и гром гремит,
    Мгновенный луч нередко озарял
    Печальну тень, стоящую меж скал.
    Один пловец, как ни был страх велик,
    Мог различить недвижный смуглый лик,
    Под шляпою, с нахмуренным челом,
    И две руки, сложенные крестом.
    1830

    Михаил Лермонтов. Избранное.
    Всемирная библиотека поэзии.
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1996.




    * * *
    Кто видел Кремль в час утра золотой,
    Когда лежит над городом туман,
    Когда меж храмов с гордой простотой,
    Как царь, белеет башня-великан?
    1831

    М.Ю.Лермонтов.
    Собрание сочинений в четырех томах.
    Москва, Библиотека "Огонек",
    Издательство "Правда", 1969 г.



    Новгород 
    Сыны снегов, сыны славян,
    Зачем вы мужеством упали?
    Зачем?.. Погибнет ваш тиран,
    Как все тираны погибали!..
    До наших дней при имени свободы
    Трепещет ваше сердце и кипит!..
    Есть бедный град, там видели народы
    Всё то, к чему теперь ваш дух летит.
    3 октября 1830

    М.Ю.Лермонтов. Собрание сочинений в 4-х т.
    Библиотека отечественной классики.
    Москва: Правда, 1969.



    Смерть поэта 
    Отмщенье, государь, отмщенье!
    Паду к ногам твоим:
    Будь справедлив и накажи убийцу,
    Чтоб казнь его в позднейшие века
    Твой правый суд потомству возвестила,
    Чтоб видел злодеи в ней пример.

    Погиб поэт!- невольник чести -
    Пал, оклеветанный молвой,
    С свинцом в груди и жаждой мести,
    Поникнув гордой головой!..
    Не вынесла душа поэта
    Позора мелочных обид,
    Восстал он против мнений света
    Один, как прежде... и убит!
    Убит!.. К чему теперь рыданья,
    Пустых похвал ненужный хор
    И жалкий лепет оправданья?
    Судьбы свершился приговор!
    Не вы ль сперва так злобно гнали
    Его свободный, смелый дар
    И для потехи раздували
    Чуть затаившийся пожар?
    Что ж? веселитесь... Он мучений
    Последних вынести не мог:
    Угас, как светоч, дивный гений,
    Увял торжественный венок.

    Его убийца хладнокровно
    Навел удар... спасенья нет:
    Пустое сердце бьется ровно,
    В руке не дрогнул пистолет.
    И что за диво?... издалека,
    Подобный сотням беглецов,
    На ловлю счастья и чинов
    Заброшен к нам по воле рока;
    Смеясь, он дерзко презирал
    Земли чужой язык и нравы;
    Не мог щадить он нашей славы;
    Не мог понять в сей миг кровавый,
    На что он руку поднимал!..

    И он убит - и взят могилой,
    Как тот певец, неведомый, но милый,
    Добыча ревности глухой,
    Воспетый им с такою чудной силой,
    Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

    Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
    Вступил он в этот свет завистливый и душный
    Для сердца вольного и пламенных страстей?
    Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
    Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
    Он, с юных лет постигнувший людей?..

    И прежний сняв венок - они венец терновый,
    Увитый лаврами, надели на него:
    Но иглы тайные сурово
    Язвили славное чело;
    Отравлены его последние мгновенья
    Коварным шепотом насмешливых невежд,
    И умер он - с напрасной жаждой мщенья,
    С досадой тайною обманутых надежд.
    Замолкли звуки чудных песен,
    Не раздаваться им опять:
    Приют певца угрюм и тесен,
    И на устах его печать.
    _____________________

    А вы, надменные потомки
    Известной подлостью прославленных отцов,
    Пятою рабскою поправшие обломки
    Игрою счастия обиженных родов!
    Вы, жадною толпой стоящие у трона,
    Свободы, Гения и Славы палачи!
    Таитесь вы под сению закона,
    Пред вами суд и правда - всё молчи!..
    Но есть и божий суд, наперсники разврата!
    Есть грозный суд: он ждет;
    Он не доступен звону злата,
    И мысли, и дела он знает наперед.
    Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
    Оно вам не поможет вновь,
    И вы не смоете всей вашей черной кровью
    Поэта праведную кровь!
    1837

    Михаил Лермонтов. Избранное.
    Всемирная библиотека поэзии.
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1996.



    Родина 
    Люблю отчизну я, но странною любовью!
    Не победит ее рассудок мой.
    Ни слава, купленная кровью,
    Ни полный гордого доверия покой,
    Ни темной старины заветные преданья
    Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

    Но я люблю - за что, не знаю сам -
    Ее степей холодное молчанье,
    Ее лесов безбрежных колыханье,
    Разливы рек ее, подобные морям;
    Проселочным путем люблю скакать в телеге
    И, взором медленным пронзая ночи тень,
    Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
    Дрожащие огни печальных деревень;
    Люблю дымок спаленной жнивы,
    В степи ночующий обоз
    И на холме средь желтой нивы
    Чету белеющих берез.
    С отрадой, многим незнакомой,
    Я вижу полное гумно,
    Избу, покрытую соломой,
    С резными ставнями окно;
    И в праздник, вечером росистым,
    Смотреть до полночи готов
    На пляску с топаньем и свистом
    Под говор пьяных мужичков.
    1841

    Три века русской поэзии.
    Составитель Николай Банников.
    Москва: Просвещение, 1968.



    Трубецкому 
    Нет! мир совсем пошел не так;
    Обиняков не понимают;
    Скажи не просто: ты дурак,—
    За комплимент уж принимают!
    Всё то, на чем ума печать,
    Они привыкли ненавидеть!
    Так стану ж умным называть,
    Когда захочется обидеть!
    1831

    М.Ю.Лермонтов. Собрание сочинений в 4-х т.
    Библиотека отечественной классики.
    Москва: Правда, 1969.



    * * *
    Прощай, немытая Россия,
    Страна рабов, страна господ,
    И вы, мундиры голубые,
    И ты, им преданный народ.

    Быть может, за стеной Кавказа
    Укроюсь от твоих пашей,
    От их всевидящего глаза,
    От их всеслышащих ушей.
    1841 (?)

    М.Ю.Лермонтов.
    Собрание сочинений в четырех томах.
    Москва, Библиотека "Огонек",
    Издательство "Правда", 1969 г.



    * * *
    Кавказ! далекая страна!
    Жилище вольности простой!
    И ты несчастьями полна
    И окровавлена войной!..
    Ужель пещеры и скалы
    Под дикой пеленою мглы
    Услышат также крик страстей,
    Звон славы, злата и цепей?..
    Нет! прошлых лет не ожидай,
    Черкес, в отечество свое:
    Свободе прежде милый край
    Приметно гибнет для нее.
    1830

    Михаил Лермонтов. Избранное.
    Всемирная библиотека поэзии.
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1996.



    Кавказ 
    Хотя я судьбой на заре моих дней,
    О южные горы, отторгнут от вас,
    Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
    Как сладкую песню отчизны моей,
    Люблю я Кавказ.

    В младенческих летах я мать потерял.
    Но мнилось, что в розовый вечера час
    Та степь повторяла мне памятный глас.
    За это люблю я вершины тех скал,
    Люблю я Кавказ.

    Я счастлив был с вами, ущелия гор,
    Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.
    Там видел я пару божественных глаз;
    И сердце лепечет, воспомня тот взор:
    Люблю я Кавказ!..
    1830

    Михаил Лермонтов. Избранное.
    Всемирная библиотека поэзии.
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1996.



    Атаман

    1
    Горе тебе, город Казань,
    Едет толпа удальцов
    Собирать невольную дань
    С твоих беззаботных купцов.
    Вдоль по Волге широкой
    На лодке плывут;
    И веслами дружными плещут,
    И песни поют.

    2
    Горе тебе, русская земля,
    Атаман между ними сидит;
    Хоть его лихая семья,
    Как волны, шумна,- он молчит;
    И краса молодая,
    Как саван бледна,
    Перед ним стоит на коленах.
    И молвит она:

    3
    "Горе мне, бедной девице!
    Чем виновна я пред тобой,
    Ты поверил злой клеветнице;
    Любим мною не был другой.
    Мне жребий неволи
    Судьбинушкой дан;
    Не губи, не губи мою душу,
    Лихой атаман".

    4
    "Горе девице лукавой,-
    Атаман ей нахмурясь в ответ,-
    У меня оправдается правый,
    Но пощады виновному нет;
    От глаз моих трудно
    Проступок укрыть,
    Все знаю!.. и вновь не могу я,
    Девица, любить!..

    5
    Но лекарство чудесное есть
    У меня для сердечных ран...
    Прости же!- лекарство то: месть!
    На что же я здесь атаман?
    И заплачу ль, как плачет
    Любовник другой?..
    И смягчишь ли меня ты, девица,
    Своею слезой?"

    6
    Горе тебе, гроза-атаман,
    Ты свой произнес приговор.
    Средь пожаров ограбленных стран
    Ты забудешь ли пламенный взор!..
    Остался ль ты хладен
    И тверд, как в бою,
    Когда бросили в пенные волны
    Красотку твою?

    7
    Горе тебе, удалой!
    Как совесть совсем удалить?..
    Отныне он чистой водой
    Боится руки умыть.
    Умывать он их любит
    С дружиной своей
    Слезами вдовиц беззащитных
    И кровью детей!
    1831

    М.Ю.Лермонтов.
    Собрание сочинений в четырех томах.
    Москва, Библиотека "Огонек",
    Издательство "Правда", 1969 г.



    Гусар
    Гусар! ты весел и беспечен,
    Надев свой красный доломан;
    Но знай — покой души не вечен,
    И счастье на земле — туман.

    Крутя лениво ус задорный,
    Ты вспоминаешь стук пиров;
    Но берегися думы черной,—
    Она черней твоих усов.

    Пускай судьба тебя голубит,
    И страсть безумная смешит;
    Но и тебя никто не любит,
    Никто тобой не дорожит.

    Когда ты, ментиком блистая,
    Торопишь серого коня,
    Не мыслит дева молодая:
    «Он здесь проехал для меня».

    Когда ты вихрем на сраженье
    Летишь, бесчувственный герой,—
    Ничье, ничье благословенье
    Не улетает за тобой.

    Гусар! ужель душа не слышит
    В тебе желания любви?
    Скажи мне, где твой ангел дышит?
    Где очи милые твои?

    Молчишь — и ум твой безнадежней,
    Когда полнее твой бокал!
    Увы — зачем от жизни прежней
    Ты разом сердце оторвал!..

    Ты не всегда был тем, что ныне,
    Ты жил, ты слишком много жил,
    И лишь с последнею святыней
    Ты пламень сердца схоронил.
    1832

    Михаил Лермонтов. Избранное.
    Всемирная библиотека поэзии.
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1996.



    Молитва 
    В минуту жизни трудную
    Теснится ль в сердце грусть,
    Одну молитву чудную
    Твержу я наизусть.

    Есть сила благодатная
    В созвучьи слов живых,
    И дышит непонятная,
    Святая прелесть в них.

    С души как бремя скатится,
    Сомненье далеко —
    И верится, и плачется,
    И так легко, легко...
    1839

    Русская Лирика XIX века.
    Москва, "Художественная Литература", 1981.



    Молитва 
    Не обвиняй меня, Всесильный,
    И не карай меня, молю,
    За то, что мрак земли могильный
    С ее страстями я люблю;
    За то, что редко в душу входит
    Живых речей Твоих струя,
    За то, что в заблужденье бродит
    Мой ум далеко от Тебя;
    За то, что лава вдохновенья
    Клокочет на груди моей;
    За то, что дикие волненья
    Мрачат стекло моих очей;
    За то, что мир земной мне тесен,
    К Тебе ж проникнуть я боюсь,
    И часто звуком грешных песен
    Я, Боже, не Тебе молюсь.

    Но угаси сей чудный пламень,
    Всесожигающий костер,
    Преобрати мне сердце в камень,
    Останови голодный взор;
    От страшной жажды песнопенья
    Пускай, Творец, освобожусь,
    Тогда на тесный путь спасенья
    К Тебе я снова обращусь.
    1829

    М.Ю.Лермонтов. Собрание сочинений в 4-х т.
    Библиотека отечественной классики.
    Москва: Правда, 1969.



    Молитва 
    Я, матерь Божия, ныне с молитвою
    Пред твоим образом, ярким сиянием,
    Не о спасении, не перед битвою,
    Не с благодарностью иль покаянием,

    Не за свою молю душу пустынную,
    За душу странника в мире безродного;
    Но я вручить хочу деву невинную
    Теплой заступнице мира холодного.

    Окружи счастием душу достойную;
    Дай ей сопутников, полных внимания,
    Молодость светлую, старость покойную,
    Сердцу незлобному мир упования.

    Срок ли приблизится часу прощальному
    В утро ли шумное, в ночь ли безгласную -
    Ты восприять пошли к ложу печальному
    Лучшего ангела душу прекрасную.
    1837

    Русская Лирика XIX века.
    Москва, "Художественная Литература", 1981.

    Категория: О России | Добавил: jaffo (19.07.2009)
    Просмотров: 2932 | Комментарии: 2 | Теги: патриотическая поэзия, патриотическая лирика, патриотическая песня | Рейтинг: 3.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]