Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5097

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Среда, 26.07.2017, 21:40
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » О России

    Бехтеев С.С.

    Мой народ


    Среди скорбей, среди невзгод,
    Всегда я помню мой народ;
    Не тот народ, что ближним мстит,
    Громит, кощунствует, хулит,
    Сквернит святыни, нагло лжет,
    Льет кровь, насилует и жжет,
    Но тот народ - святой народ,
    Что крест безропотно несет,
    В душе печаль свою таит,
    Скорбит, страдает и молчит,
    Народ, которого уста
    Взывают к милости Христа
    И шепчут с крестного пути:
    "Помилуй, Господи, прости!.."

    1937 г.


    * * *

    В убогом рубище, нагая, 
    Моля о хлебе пред толпой, 
    Стоишь ты, наша Мать родная, 
    В углу с протянутой рукой.

    И в дни народной деспотии 
    В бродяге нищенке простой 
    Никто не узнает России 
    И не считается с тобой.

    Да будут прокляты потомством 
    Сыны, дерзнувшие предать 
    С таким преступным вероломством 
    Свою беспомощную Мать!

    г. Орел, апрель 1917 г.


    Свобода

    Желанное, светлое слово - "свобода"! 
    Прекраснейший лозунг на вид, 
    В устах исступленного зверя-народа 
    Преступной насмешкой звучит.

    Свобода - темница! Свобода - оковы! 
    Свобода - законный грабеж! 
    Свобода - венец, как и прежде терновый! 
    Какая ужасная ложь!

    г. Орел, апрель 1917 г.



    Офицер

    Его вели убийцы на расстрел, 
    Толпа безгласная пугливо расступалась, 
    Но на нее спокойно он смотрел, 
    И сердце гордое его не волновалось. 
    Привык он смерть с отвагою встречать, 
    На гибельных полях неумолимой битвы, 
    Когда уста торопятся шептать 
    Последние слова напутственной молитвы. 
    Никто не смел приблизится к нему, 
    Все от него как от чумы бежали, 
    И даже взглядами трусливыми ему 
    Сочувстия в беде не выражали. 
    Всех устрашал его господский вид, 
    Его фигура в одеяньи сером, 
    И каждый знал, что власть его казнит, 
    За то, что был он царским офицером, 
    За го, что родину он грудью защищал, 
    Что за паек скупой не торговался, 
    Что он часов рабочих не считал, 
    С врагами родины постыдно не братался. 
    За то, что был он русским до конца, 
    Безропотно неся лишенья и кручину, 
    За то, что не сменил он честного лица 
    На красную разбойничью личину.

    г Ницца. 1942 г


    Великий Хам


    Он идет, великий Хам, 
    многорукий, многоногий, 
    Многоглазый, но без-богий 
    Беззаконный, чуждый нам.

    Слышим, слышим - это он 
    С грубой наглостью смеется;
    Это он галдит, плюется 
    И смердит со всех сторон

    Посмотри - он на глазах 
    Топчет розы, рушит зданья, 
    Вековые изваянья 
    Повергая дерзко в прах.

    Видишь - он уж здесь и там, 
    Возле нас и вместе с нами;
    Мы стоим пред ним рабами, 
    Шепчем: "Сжалься, грозный Хам"

    "Шапки к черту предо мной! 
    Я пришел, стихийно-дикий! 
    Я - ваш царь, я - Хам великий, 
    Вам ниспосланный судьбой.

    В красной пляске круговой 
    Храмы я, смеясь, разрушу;
    Вырву сердце, вырву душу 
    У живущих головой.

    Я заставлю пред собой 
    Колебаться в страхе троны;
    Я к ногам своим короны 
    Брошу с дьявольской хулой.

    Позабудьте навсегда 
    Знанья, роскошь и искусства:
    Я вам дам иные чувства, 
    Чувства, чуждые стыда.

    Так иди ж на общий пир, 
    Зверь стобрюхий, многоликий;
    Я - ваш царь, я - Хам великий;
    Я сотру культурный мир!.."

    г. Орел, март 1917 г.


    Конь красный

    Как зверь из клетки вековой, 
    Народ наш выпущен на волю 
    И, словно дикий конь по полю, 
    Летит, подхлестнутый молвой.

    Неукротим безумный бег 
    Коня строптивого, лихого:
    На нем нет всадника былого, 
    С ним разделявшего ночлег.

    Пылает взор его огнем;
    Он рвется в даль, неукротимый;
    Ему в степи необозримой 
    Конец и гибель - нипочем.

    Топча серебряный ковыль, 
    Преграды грудью расшибая, 
    Он скачет, яростно вздымая 
    Клубами вьющуюся пыль.

    Почуя вольности дурман, 
    Исполнен силы и отваги, 
    Чрез пни, болота и овраги 
    Он мчит, как грозный ураган.

    Надулись ноздри, гневный рот 
    Оделся пеной белоснежной;
    Не удержать уздой железной 
    Его неистовый полет.

    Кто, страх понятный прочь гоня, 
    Безумца воли обуздает, 
    Кто, для спасенья, оседлает 
    Осатаневшего коня?

    г. Орел, весна 1917 г.


    Верноподданным

    Посвящается дорогим сестрам моим Е. С. и Н. С.
    Бехтеевым


    Не унывай, не падай духом:
    Господь рассеет царство тьмы,
    И вновь прилежным, чутким слухом
    Наш русский гимн услышим мы.

    И снова наш Отец Державный 
    На прародительский Свой трон 
    Взойдет, как встарь, Самодержавный, 
    Сынов сзывая на поклон.

    И в жалком рубище, нагая, 
    К стопам великого Царя
    Падет в слезах страна родная, 
    Стыдом раскаянья горя!

    И скажет Царь, в уста лобзая 
    Свою предательницу-дочь:
    "Я все простил тебе, родная, 
    И Сам пришел тебе помочь.

    Не плачь, забудь былые ковы;
    С тобой я буду до конца 
    Неси твой крест, твои оковы 
    И скорбь тернового венца!"

    г. Елец, октябрь 1917 г.



    Венценосец


    Посвящается дорогой сестре моей 3. С. Толстой

    Он мне грезится всюду, венчанный Изгнанник, 
    Осененный терновьм венцом, 
    Неповинный Страдалец, небесный Избранник, 
    С величавым и кротким лицом.

    Изнывает ли сердце под гнетом страданий, 
    Грудь ль жмется от думы больной;
    И в юдоли скорбей, и в борьбе испытаний, 
    Он везде и всегда предо мной.

    И мне чудится - слышу я голос любимый, 
    Слышу милую, нежную речь;
    И, тоскуя в изгнаньи, всем миром гонимый, 
    Я спешу свое горе пресечь.

    И слагаются накрест усталые руки, 
    Замолкает мой ропот пустой;
    И встают предо мной Его горькие муки, 
    Его крест. Его подвиг святой.

    О, мой Царь; униженый злодеям в угоду, 
    Всеми преданный в годы войны, 
    Ты погиб за любовь к дорогому народу, 
    За величье и славу страны.

    О, гляди на меня всеблагими очами, 
    Будь всегда и повсюду со мной, 
    Пробуждая в душе неземными речами 
    Веру в правду и подвиг земной.

    Королевство С. X. С; 1922 г.


    Святая Русь

    Где ты, кроткая, православная, 
    Наша матушка Русь широкая, 
    Меж сестер славян сестра главная, 
    Светлокудрая, синеокая? 
    У тебя ли нет голубых морей, 
    Вековых лесов, поднебесных гор, 
    У тебя ли нет тучных нив-степей, 
    Городов и сел, веселящих взор? 
    Что ж стоишь в углу, пригорюнилась, 
    В жалком рубище, Русь державная, 
    Бровью черною принахмурилась, 
    Обнищавшая и бесславная? 
    Нет парчи цветной на твоих плечах, 
    Нет венца Царей на твоем челе, 
    Грусть-тоска глядят у тебя в очах, 
    Сор-бурьян порос на твоей земле.
    И вещает Русь, Русь убогая:
    "Люди добрые, чужестранные, 
    Велика моя скорбь, и много я 
    Претерпела мук в дни желанные! 
    Изменила я Царю-Батюшке, 
    На гульбу пошла, врагом званная, 
    Я поверила воле-татюшке, 
    Продалась жиду, окаянная! 
    Обобрал меня душегубец-враг, 
    Истерзал мое тело белое, 
    Опоганил он мой родной очаг, 
    Загубил мое войско смелое.' 
    Смолкла песня моя, песня вольная, 
    В дни кровавые, непогожие;
    Не зовет молва колокольная 
    Люд молитвенный в Церкви Божий. 
    Вы скажите мне, где идти искать 
    Отца родного. Царя русского. 
    Исстрадалась я во крови плясать, 
    Под приказ-указ жида прусского. 
    И когда б Господь умудрил меня 
    Отыскать мое Солнце Красное, 
    Я б пошла к Нему чрез моря огня, 
    Чтоб узреть Его лицо ясное. 
    И упала б я у Царя в ногах, 
    Перед ним склонясь сирым колосом,
    И с святой мольбой и слезой в очах 
    Говорила б я горьким голосом:
    Прости, Батюшка, прости родненький, 
    Дочь распутную, дочь разгульную, 
    За вину мою, грех мой подленький, 
    Да за речь мою богохульную. 
    В мятежах-боях я измаялась, 
    Наказал Господь меня, пленницу, 
    Во грехах своих я покаялась, 
    Прости, Батюшка, дочь-изменницу!"

    Станция Джанкой, 1 сентября 1920 г.


    Я твердо верю

    Я твердо верю - день настанет, 
    Пройдет пора кровавых смут, 
    И перед нами в вечность канет 
    Слепой и дикий самосуд.

    Я твердо верю - близко время, 
    Когда обманутый народ 
    Стряхнет мучительное бремя 
    Всех преступлений и невзгод.

    Я твердо верю - Русь Святая, 
    Как феникс, встанет из огня, 
    И вновь воскреснет жизнь былая 
    В лучах блистательного дня.

    Новый Футог, 1922 г.



    К рыцарям без страха и упрека

    Mon Dieu, Mon roi, ma Dame 
    Наш девиз


    Бьет наш последний, Двенадцатый час! 
    Слышите голос, сзывающий нас, 
    Голос забытый, но голос родной, 
    Близкий, знакомый и нам дорогой. 
    Слышите вы этот властный призыв 
    Слиться в единый, могучий порыв, 
    В грозную тучу крылатых орлов, 
    Страшных для наших исконных врагов. 
    Рыцари чести и долга, вперед! 
    Гибнет отечество, гибнет народ, 
    Стонет под гнетом родная земля, 
    Стонут и плачут леса и поля! 
    Время не терпит, страданье не ждет, 
    Вождь Венценосный вас громко зовет 
    В даль роковую, кровавую даль, 
    Где притаилась людская печаль...
    Взденьте кольчуги, возьмите булат, 
    Крест начертите на золоте лат. 
    К битве священной готовясь скорей, 
    Смело седлайте ретивых коней! 
    Время не терпит, страданье не ждет, 
    Гибнет отечество, гибнет народ, 
    Гибнут святыни родных очагов 
    В яростном стане кровавых врагов. 
    Рыцари чести и долга, вперед! 
    Голос Державный нас снова зовет 
    В грозный, великий Крестовый поход. 
    Рыцари чести и долга - вперед!

    Королевство С. X. С. Бачка, 
    август 1922 г.



    Верую!..

    В годины кровавых смут и невзгод 
    Я верю в Россию! - я верю в народ! 
    Я верю в грядущее радостных дней 
    Величья и славы отчизны моей! 
    Я верю, что годы страданий пройдут, 
    Что люди свое окаянство поймут, 
    И буйную злобу и ненависть вновь 
    Заменит взаимная наша любовь. 
    Я верю, что в блеске воскресных лучей 
    Заблещут кресты златоглавых церквей. 
    И звон колокольный, как Божьи уста, 
    Вновь будет сзывать нас в обитель Христа. 
    Я верю - из крови, из слез и огня, 
    Мы встанем, былое безумье кляня, 
    И Русью Святой будет править, как встарь, 
    Помазанник Божий - исконный наш Царь.

    г Ницца, 10 октября 1937г


    Категория: О России | Добавил: jaffo (20.07.2009)
    Просмотров: 1415 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 4.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]