Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5114

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Среда, 20.09.2017, 16:02
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » О родной природе

    Державин Г.Р.
    Благодарность Фелице
     
    Предшественница дня златого,
    Весення утрення заря,
    Когда из понта голубого
    Ведет к нам звездного царя,
    Румяный взор свой осклабляет
    На чела гор, на лоно вод,
    Багряным златом покрывает
    Поля, леса и неба свод.
    Крылаты кони по эфиру
    Летят и рассекают мрак,
    Любезное светило миру
    Пресветлый свой возносит зрак;
    Бегут толпами тени черны.
    Какое зрелище очам!
    Там блещет брег в реке зеленый,
    Там светят перлы по лугам.
    Там степи, как моря, струятся,
    Седым волнуясь ковылем;
    Там тучи журавлей стадятся,
    Волторн с высот пуская гром;
    Там небо всюду лучезарно
    Янтарным пламенем блестит,-
    Мое так сердце благодарно
    К тебе усердием горит.
    К тебе усердием, Фелица,
    О кроткий ангел во плоти!
    Которой разум и десница
    Нам кажут к счастию пути.
    Когда тебе в нелицемерном
    Угодна слоге простота,
    Внемли,- но в чувствии безмерном
    Мои безмолвствуют уста.
    Когда поверх струистой влаги
    Благоприятный дунет ветр,
    Попутны вострепещут флаги
    И ляжет между водных недр
    За кораблем сребро грядою,-
    Тогда испустят глас пловцы
    И с восхищенною душою
    Вселенной полетят в концы.
    Когда небесный возгорится
    В пиите огнь, он будет петь;
    Когда от бремя дел случится
    И мне свободный час иметь,
    Я праздности оставлю узы,
    Игры, беседы, суеты,
    Тогда ко мне приидут музы,
    И лирой возгласишься ты.
     
    1783
     
    Ключ
     
    Источник шумный и прозрачный,
    Текущий с горной высоты,
    Луга поящий, долы злачны,
    Кропящий перлами цветы,
    О, коль ты мне приятен зришься!
    Ты чист — и восхищаешь взоры,
    Ты быстр — и утешаешь слух;
    Как серна, скачуща на горы,
    Так мой к тебе стремится дух,
    Желаньем петь тебя горящий.
    Когда в дуги твои сребристы
    Глядится красная заря,
    Какие пурпуры огнисты
    И розы пламенны, горя,
    С паденьем вод твоих катятся!
    Гора в день стадом покровенну
    Себя в тебе любуясь зрит;
    В твоих водах изображенну
    Дуброву ветерок струит,
    Волнует жатву золотую.
    Багряным бег твой становится,
    Как солнце катится с небес;
    Лучом кристалл твой загорится,
    В дали начнет синеться лес,
    Туманов море разольется.
    О! коль ночною темнотою
    Приятен вид твой при луне,
    Как бледны холмы над тобою
    И рощи дремлют в тишине,
    А ты один, шумя, сверкаешь!..
     
    1779
     
    Ласточка
     
    О домовитая Ласточка!
    О милосизая птичка!
    Грудь красно-бела, касаточка,
    Летняя гостья, певичка!
    Ты часто по кровлям щебечешь,
    Над гнездышком сидя, поешь,
    Крылышками движешь, трепещешь,
    Колокольчиком в горлышке бьешь.
    Ты часто по воздуху вьешься,
    В нем смелые круги даешь;
    Иль стелешься долу, несешься,
    Иль в небе простряся плывешь.
    Ты часто во зеркале водном
    Под рдяной играешь зарей,
    На зыбком лазуре бездонном
    Тенью мелькаешь твоей.
    Ты часто, как молния, реешь
    Мгновенно туды и сюды;
    Сама за собой не успеешь
    Невидимы видеть следы,—
    Но видишь там всю ты вселенну,
    Как будто с высот на ковре:
    Там башню, как жар позлащенну,
    В чешуйчатом флот там сребре;
    Там рощи в одежде зеленой,
    Там нивы в венце золотом,
    Там холм, синий лес отдаленный,
    Там мошки толкутся столпом;
    Там гнутся с утеса в понт воды,
    Там ластятся струи к брегам.
    Всю прелесть ты видишь природы,
    Зришь лета роскошного храм;
    Но видишь и бури ты черны,
    И осени скучной приход;
    И прячешься в бездны подземны,
    Хладея зимою, как лед.
    Во мраке лежишь бездыханна,—
    Но только лишь придет весна
    И роза вздохнет лишь румяна,
    Встаешь ты от смертного сна;
    Встанешь, откроешь зеницы
    И новый луч жизни ты пьешь;
    Сизы оправя косицы*,
    Ты новое солнце поешь...
     
    * Косицы — перья.
     
    1792
     
    Соловей
     
    На холме, сквозь зеленой рощи,
    При блеске светлого ручья,
    Под кровом тихой майской нощи
    Вдали я слышу соловья.
    По ветрам легким, благовонным
    То свист его, то звон летит,
    То, шумом заглушаем водным,
    Вздыханьем сладостным томит.
    Певец весенних дней пернатый,
    Любви, свободы и утех!
    Твой глас отрывный, перекаты
    От грома к нежности, от нег
    Ко плескам, трескам и перунам,
    Средь поздних, ранних красных зарь,
    Раздавшись неба по лазурям,
    В безмолвие приводят тварь.
    Молчит пустыня, зумлена,
    И ловит гром твой жадный слух,
    На крыльях эха раздробленна
    Пленяет песнь твоя всех дух.
    Тобой цветущий дол смеется,
    Дремучий лес пускает гул;
    Река бегущая чуть льется,
    Стоящий холм чело нагнул.
    И, свесясь со скалы кремнистой,
    Густокудрява мрачна ель
    Напев твой яркий, голосистой
    И рассыпную звонку трель,
    Как очарованна, внимает.
    Не смеет двигнуться луна
    И свет свой слабо ниспускает;
    Восторга мысль моя полна!
    Какая громкость, живость, ясность
    В созвучном пении твоем,
    Стремительность, приятность, каткость
    Между колен и перемен!
    Ты щелкаешь, крутишь, поводишь,
    Журчишь и стонешь в голосах;
    В забвенье души ты приводишь
    И отзываешься в сердцах.
    О! если бы одну природу
    С тобою взял я в образец,
    Воспел богов, любовь, свободу,—
    Какой бы славный был певец!
    В моих бы песнях жар и сила
    И чувствы были вместо слов;
    Картину, мысль и жизнь явила
    Гармония моих стихов.
    Тогда б, подобно Тимотею*,
    В шатре персидском я возлег
    И сладкой лирою моею
    Царево сердце двигать мог;
    То вспламеня любовной страстью,
    К Таисе бы его склонял;
    То, возбудя грозой, напастью,
    Копье ему на брань вручал.
    Тогда бы я между прудами
    На мягку мураву воссел
    И арфы с тихими струнами
    Приятность сельской жизни пел;
    Тогда бы нимфа мне внимала,
    Боясь в зерцало вод взглянуть;
    Сквозь дымку бы едва дышала
    Ее высока, нежна грудь.
    Иль храбрых россиян делами
    Пленясь бы, духом возлетал,
    Героев полк над облаками
    В сиянье звезд я созерцал;
    О! коль бы их воспел я сладко,
    Гремя поэзией моей
    Отважно, быстро, плавно, кратко,
    Как ты, о дивный соловей!
     
    * Тимотей — музыкант Александра Македонского.
     
    1794
     
    Павлин
     
    Какое гордое творенье,
    Хвост пышно расширяя свой,
    Черно-зелены в искрах перья
    Со рассыпною бахромой
    Позадь чешуйной груди кажет,
    Как некий круглый, дивный щит?
    Лазурно-сизы-бирюзовы
    На каждого конце пера,
    Тенисты круги, волны новы
    Струиста злата и сребра:
    Наклонит — изумруды блещут!
    Повернет — яхонты горят!
    Не то ли славный царь пернатый?
    Не то ли райска птица Жар,
    Которой столь убор богатый
    Приводит в удивленье тварь?
    Где ступит — радуги играют!
    Где станет — там лучи вокруг!
    Конечно, сила и паренье
    Орлиные в ее крылах,
    Глас трубный, лебедино пенье
    В ее пресладостных устах;
    А пеликана добродетель
    В ее и сердце и душе!
    Но что за чудное явленье?
    Я слышу некий странный визг!
    Сей Феникс опустил вдруг перья,
    Увидя гнусность ног своих.—
    О пышность! как ты ослепляешь!
    И барин без ума — павлин.
     
    1795
     
    Испускающаяся роза
     
    О цвет прекрасный, осыпаем
    Поутру перловой росой,
    Зефиром в полдень лобызаем!
    Открой скорей румянец твой.
    Ах, нет!— помедль, еще не знаешь
    Всех тварей тленных ты тщеты:
    В тот миг, как из пелен проглянешь,
    Увы!— должна увянуть ты.
    И ты цветешь не так ли, Хлоя?
    Не с тем ли родилась на свет,
    Чтоб всех, прельстя, лишить покоя
    И скоро потерять свой цвет?
    Покинь же стебель твой опасный,
    Укрась, о роза! Хлое грудь;
    Коль ты цветок из всех прекрасный,
    На ней блаженнее всех будь.
    Царицей будь на ней отныне;
    Украсив грудь, умри на ней:
    Завидуя твоей судьбине,
    Захочет смерти всяк твоей.
    О так! немного дней продлится,
    Как будешь ты на ней блистать:
    Благоуханьем огнь родится;
    По Хлое будет всяк вздыхать.
    Вздыхай!— пленяй!— тебе Лель страстный
    Покажет скоро путь.— Но знай:
    Увеселяя взор прекрасный,
    Грудь украшай, но сокрывай.
    А если наглой кто рукою
    Покой дерзнет твой возмутить,—
    Вздохнув по мне, спеши иглою
    Твоей сопернику отметить.
     
    Категория: О родной природе | Добавил: jaffo (16.07.2010)
    Просмотров: 2838 | Комментарии: 1 | Теги: державин, о природе, патриотические стихи | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]