Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5116

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Пятница, 22.09.2017, 14:34
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » Призыв к молитве

    Тютчев Ф.И.

    Наш век
     
    Не плоть, а дух растлился в наши дни,
    И человек отчаянно тоскует...
    Он к свету рвется из ночной тени
    И, свет обретши, ропщет и бунтует.
     
    Безверием палим и иссушен,
    Невыносимое он днесь выносит...
    И сознает свою погибель он,
    И жаждет веры... но о ней не просит...
     
    Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
    Как ни скорбит перед замкнутой дверью:
    "Впусти меня!- Я верю, боже мой!
    Приди на помощь моему неверью!.."
     
    10 июня 1851
     
     
    * * *
      
    Все, что сберечь мне удалось,
    Надежды, веры и любви,
    В одну молитву все слилось:
    Переживи, переживи!
     
    8 апреля 1856
     
     
    * * *
     
    Пошли, Господь, свою отраду
    Тому, кто в летний жар и зной
    Как бедный нищий мимо саду
    Бредет по жаркой мостовой;
     
    Кто смотрит вскользь через ограду
    На тень деревьев, злак долин,
    На недоступную прохладу
    Роскошных, светлых луговин.
     
    Не для него гостеприимной
    Деревья сенью разрослись,
    Не для него, как облак дымный,
    Фонтан на воздухе повис.
     
    Лазурный грот, как из тумана,
    Напрасно взор его манит,
    И пыль росистая фонтана
    Главы его не освежит.
      
    Пошли, Господь, свою отраду
    Тому, кто жизненной тропой
    Как бедный нищий мимо саду
    Бредет по знойной мостовой.
      
    Июль 1850
     
      
    При посылке Нового завета
      
    Не легкий жребий, не отрадный,
    Был вынут для тебя судьбой,
    И рано с жизнью беспощадной
    Вступила ты в неравный бой.
      
    Ты билась с мужеством немногих,
    И в этом роковом бою
    Из испытаний самых строгих
    Всю душу вынесла свою.
     
    Нет, жизнь тебя не победила,
    И ты в отчаянной борьбе
    Ни разу, друг, не изменила
    Ни правде сердца, ни себе.
      
    Но скудны все земные силы:
    Рассвирепеет жизни зло -
    И нам, как на краю могилы,
    Вдруг станет страшно тяжело.
     
    Вот в эти-то часы с любовью
    О книге сей ты вспомяни -
    И всей душой, как к изголовью,
    К ней припади и отдохни.
      
    1861
     
     
    * * *
      
    Над русской Вильной стародавной
    Родные теплятся кресты -
    И звоном меди Православной
    Все огласились высоты.
      
    Минули веки искушенья,
    Забыты страшные дела -
    И даже мерзость запустенья
    Здесь райским крином расцвела.
      
    Преданье ожило святое
    Первоначальных лучших дней,
    И только позднее былое
    Здесь в царство отошло теней.
      
    Оттуда смутным сновиденьем
    Еще дано ему порой
    Перед всеобщим пробужденьем
    Живых тревожить здесь покой.
      
    В тот час, как неба месяц сходит,
    В холодной, ранней полумгле,
    Еще какой-то призрак бродит
    По оживающей земле.
      
    1870
     
       
    Гус на костре
     
    Костер сооружен, и роковое
    Готово вспыхнуть пламя; все молчит,-
    Лишь слышен легкий треск, и в нижнем слое
    Костра огонь предательски сквозит.
       
    Дым побежал - народ столпился гуще;
    Вот все они - весь этот темный мир:
    Тут и гнетомый люд, и люд гнетущий,
    Ложь и насилье, рыцарство и клир.
      
    Тут вероломный кесарь, и князей
    Имперских и духовных сонм верховный,
    И сам он, римский иерарх, в своей
    Непогрешимости греховной.
       
    Тут и она - та старица простая,
    Не позабытая с тех пор,
    Что принесла, крестясь и воздыхая,
    Вязанку дров, как лепту, на костер.
      
    И на костре, как жертва пред закланьем,
    Вам праведник великий предстоит:
    Уже обвеян огненным сияньем,
    Он молится - и голос не дрожит...
      
    Народа чешского святой учитель,
    Бестрепетный свидетель о Христе
    И римской лжи суровый обличитель
    В своей высокой простоте,-
      
    Не изменив ни богу, ни народу,
    Боролся он - и был необорим -
    За правду божью, за ее свободу,
    За все, за все, что бредом назвал Рим.
      
    Он духом в небе - братскою ж любовью
    Еще он здесь, еще в среде своих,
    И светел он, что собственною кровью
    Христову кровь он отстоял для них.
     
    О чешский край! о род единокровный!
    Не отвергай наследья своего!
    О, доверши же подвиг свой духовный
    И братского единства торжество!
     
    И, цепь порвав с юродствующим Римом,
    Гнетущую тебя уж так давно,
    На Гусовом костре неугасимом
    Расплавь ее последнее звено.
     
    15-17 марта 1870
     
     
    * * *
      
    Я лютеран люблю богослуженье,
    Обряд их строгий, важный и простой -
    Сих голых стен, сей храмины пустой
    Понятно мне высокое ученье.
      
    Не видите ль? Собравшися в дорогу,
    В последний раз вам вера предстоит:
    Еще она не перешла порогу,
    Но дом ее уж пуст и гол стоит,-
      
    Еще она не перешла порогу,
    Еще за ней не затворилась дверь...
    Но час настал, пробил... Молитесь Богу,
    В последний раз вы молитесь теперь.
        
    1834
     
     
     * * *
     
    День Православного Востока,
    Святой, святой, великий день,
    Разлей свой благовест широко
    И всю Россию им одень!
      
    Но и святой Руси пределом
    Ее призыва не стесняй:
    Пусть слышен будет в мире целом,
    Пускай он льется через край,
     
    Своею дальнею волною
    И ту долину захватя,
    Где бьется с немощию злою
    Мое родимое дитя,-
      
    Тот светлый край, куда в изгнанье
    Она судьбой увлечена,
    Где неба южного дыханье
    Как врачебство лишь пьет она...
      
    О, дай болящей исцеленье,
    Отрадой в душу ей полей,
    Чтобы в Христово Воскресенье
    Всецело жизнь воскресла в ней...
      
    Апрель 1872
     
      
    * * *
     
    Над виноградными холмами
    Плывут златые облака.
    Внизу зелеными волнами
    Шумит померкшая река.
      
    Взор постепенно из долины,
    Подъемлясь, всходит к высотам
    И видит на краю вершины
    Круглообразный светлый храм.
      
    Там, в горнем неземном жилище,
    Где смертной жизни места нет,
    И легче и пустынно-чище
    Струя воздушная течет.
     
    Туда взлетая, звук немеет,
    Лишь жизнь природы там слышна,
    И нечто праздничное веет,
    Как дней воскресных тишина.
       
    <1836>
     

    Два единства
     
     
    Из переполненной Господним гневом чаши
    Кровь льется через край, и Запад тонет в ней.
    Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши!-
    Славянский мир, сомкнись тесней...
     
    "Единство,- возвестил оракул наших дней,-
    Быть может спаяно железом лишь и кровью..."
    Но мы попробуем спаять его любовью,-
    А там увидим, что прочней...
      
    Конец сентября 1870
     
     
    * * *
     
    Великий день Кирилловой* кончины —
    Каким приветствием сердечным и простым
    Тысячелетней годовщины
    Святую память мы почтим?
     
    Какими этот день запечатлеть словами,
    Как не словами, сказанными им,
    Когда, прощаяся и с братом и с друзьями,
    Он нехотя свой прах тебе оставил, Рим...
      
    Причастные его труду,
    Чрез целый ряд веков, чрез столько поколений,
    И мы, и мы его тянули борозду
    Среди соблазнов и сомнений.
       
    И в свой черед, как он, не довершив труда,
    И мы с нее сойдем, и, словеса святые
    Его воспомянув, воскликнем мы тогда:
    «Не изменяй себе, великая Россия!
      
    Не верь, не верь чужим, родимый край,
    Их ложной мудрости иль наглым их обманам,
    И, как святой Кирилл, и ты не покидай
    Великого служения славянам»...
     
    13 февраля 1869

    *Речь о св.равноап. Кирилле, учителе словенском
     

    * * *
     
    А.В.Пл[етне]вой
     
    Чему бы жизнь нас ни учила,
    Но сердце верит в чудеса:
    Есть нескудеющая сила,
    Есть и нетленная краса.
      
    И увядание земное
    Цветов не тронет неземных,
    И от полуденного зноя
    Роса не высохнет на них.
      
    И эта вера не обманет
    Того, кто ею лишь живет,
    Не всё, что здесь цвело, увянет,
    Не всё, что было здесь, пройдет!
      
    Но этой веры для немногих
    Лишь тем доступна благодать,
    Кто в искушеньях жизни строгих,
    Как вы, умел, любя, страдать.
     
    Чужие врачевать недуги
    Своим страданием умел,
    Кто душу положил за други
    И до конца всё претерпел.
     
    Начало ноября 1870
      
     
    Ватиканская годовщина
     
    Был день суда и осужденья —
    Тот роковой, бесповоротный день,
    Когда для вящего паденья
    На высшую вознесся он ступень,—
      
    И, Божьим промыслом тенимый
    И загнанный на эту высоту,
    Своей ногой непогрешимой
    В бездонную шагнул он пустоту,—
      
    Когда, чужим страстям послушный,
    Игралище и жертва темных сил,
    Так богохульно-добродушно
    Он божеством себя провозгласил...
      
    О новом бого-человеке
    Вдруг притча создалась — и в мир вошла,
    И святотатственной опеке
    Христова церковь предана была.
      
    О, сколько смуты и волнений
    С тех пор воздвиг непогрешимый тот,
    И как под бурей этих прений
    Кощунство зреет и соблазн растет.
       
    В испуге ищут правду Божью,
    Очнувшись вдруг, все эти племена,
    И как тысячелетней ложью
    Она для них вконец отравлена.
      
    И одолеть она не в силах
    Отравы той, что в жилах их течет,
    В их самых сокровенных жилах,
    И долго будет течь — и где исход?
    . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Но нет, как ни борись упрямо,
    Уступит ложь, рассеется мечта,
    И ватиканский далай-лама
    Не призван быть наместником Христа.
     
    6 июля 1871
     
      
    * * *
     
    Над этой темною толпой
    Непробужденного народа
    Взойдешь ли ты когда, свобода,
    Блеснет ли луч твой золотой?..
      
    Блеснет твой луч и оживит,
    И сон разгонит и туманы...
    Но старые, гнилые раны,
    Рубцы насилий и обид,
     
    Растленье душ и пустота,
    Что гложет ум и в сердце ноет,-
    Кто их излечит, кто прикроет?..
    Ты, риза чистая Христа...
     
    15 августа 1857
     
     
    * * *
      
    О вещая душа моя!
    О сердце, полное тревоги,-
    О, как ты бьешься на пороге
    Как бы двойного бытия!..
      
    Так, ты жилица двух миров,
    Твой день - болезненный и страстный,
    Твой сон - пророчески-неясный,
    Как откровение духов...
      
    Пускай страдальческую грудь
    Волнуют страсти роковые -
    Душа готова, как Мария,
    К ногам Христа навек прильнуть.
     
    1855
    Категория: Призыв к молитве | Добавил: jaffo (18.12.2010)
    Просмотров: 1619 | Комментарии: 1 | Теги: христианская лирика, Тютчев | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]