Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5097

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Пятница, 28.07.2017, 14:00
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » Стихотворения о войне

    Анчаров М. Л.


    БАЛЛАДА О ТАНКЕ «Т-34»,
    КОТОРЫЙ СТОИТ В ЧУЖОМ ГОРОДЕ
    НА ВЫСОКОМ КРАСИВОМ ПОСТАМЕНТЕ

    (Из книги "Этот Синий Апрель")

    Впереди колонн
    Я летел в боях,
    Я сам нащупывал цель,
    Я железный слон,
    И ярость моя
    Глядит в смотровую щель.

    Я шел как гром,
    Как перст судьбы,
    Я шел, поднимая прах,
    И автострады
    Кровавый бинт
    Наматывался на тракт.

    Я разбил тюрьму
    И вышел в штаб,
    Безлюдный, как новый гроб,
    Я шел по минам,
    Как по вшам,
    Мне дзоты ударили в лоб.

    Я давил эти панцири
    Черепах,
    Пробиваясь в глубь норы,
    И дзоты трещали,
    Как черепа,
    И лопались, как нарыв.

    И вот среди раздолбанных кирпичей, среди
    разгромленного барахла я увидел куклу.
    Она лежала, раскинув ручки,- символ чужой
    любви... чужой семьи... Она была совсем рядом.

    Зарево вспухло,
    Колпак летит,
    Масло, как мозг, кипит,
    Но я на куклу
    Не смог наступить
    И потом убит.

    И занял я тихий
    Свой престол
    В весеннем шелесте трав,
    Я застыл над городом,
    Как Христос,
    Смертию смерть поправ.

    И я застыл,
    Как застывший бой.
    Кровенеют мои бока.
    Теперь ты узнал меня?
    Я ж любовь,
    Застывшая на века.
    Михаил Анчаров. Теория Невероятности. Золотой Дождь.
    Москва: Молодая гвардия, 1966.

     
       
    БАЛЛАДА О МЕЧТАХ
    В германской дальней стороне
    Увял великий бой.
    Идет по выжженной стерне
    Солдат передовой.
    Лежит, как тяжкое бревно,
    Вонючая жара.
    Земля устала. Ей давно
    Уж отдохнуть пора.

    И вот на берегу реки
    И на краю земли
    Присел солдат. И пауки
    Попрятались в пыли.
    Легла последняя верста,
    Солдату снова в путь,
    Но тут усталая мечта
    Присела отдохнуть,

    И он увидел, как во сне,
    Такую благодать,
    Что тем, кто не был на войне,
    Вовек не увидать.
    Он у ворот. Он здесь. Пора.
    Вошел не горячась.
    И все мальчишки со двора
    Сбегаются встречать.

    Друзья кричат ему: "Привет!"
    И машут из окна.
    Глядят на пыльный пистолет,
    Глядят на ордена.
    Потом он будет целовать
    Жену, отца и мать,
    Он будет сутки пировать
    И трое суток спать.

    Потом он вычистит поля
    От мусора войны.
    Поля, обозами пыля,
    О ней забыть должны.
    Заставит солнце круглый год
    Сиять на небесах,
    И лед растает от забот
    На старых полюсах.

    Навек покончивши с войной -
    И это будет в срок,-
    Он перепашет шар земной
    И вдоль и поперек.
    И вспомнит он, как видел сны
    Здесь, у чужой реки,
    Как пережил он три войны
    Рассудку вопреки.
    Михаил Анчаров. Теория Невероятности. Золотой Дождь.
    Москва: Молодая гвардия, 1966.
      
        
    БАЛЛАДА О ПАРАШЮТАХ
    (Из книги "Золотой Дождь")

    Парашюты рванулись,
    Приняли вес.
    Земля колыхнулась едва.
    А внизу - дивизии
    "Эдельвейс"
    И "Мертвая Голова".

    Автоматы выли,
    Как суки в мороз,
    Пистолеты били в упор.
    И мертвое солнце
    На стропах берез
    Мешало вести разговор.

    И сказал господь:
    - Эй, ключари,
    Отворите ворота в сад.
    Даю команду
    От зари до зари
    В рай пропускать десант. -

    И сказал господь: -
    Это ж Гошка летит,
    Благушинский атаман,
    Череп пробит,
    Парашют пробит,
    В крови его автомат.

    Он врагам отомстил
    И лег у реки,
    Уронив на камни висок.
    И звезды гасли,
    Как угольки,
    И падали на песок.

    Он грешниц любил,
    А они его,
    И грешником был он сам,
    Но где ты святого
    Найдешь одного,
    Чтобы пошел в десант?

    Так отдай же, Георгий,
    Знамя свое,
    Серебрянные стремена.
    Пока этот парень
    Держит копье,
    На свете стоит тишина.

    И скачет лошадка,
    И стремя звенит,
    И счет потерялся дням.
    И мирное солнце
    Топочет в зенит
    Подковкою по камням.
    Михаил Анчаров. Теория Невероятности. Золотой Дождь.
    Москва: Молодая гвардия, 1966.



    ПЕСЕНКА О МОЕМ ДРУГЕ-ХУДОЖНИКЕ
    Юрию Ракино

    Он был боксером и певцом -
    Веселая гроза.
    Ему родней был Пикассо,
    Кандинский и Сезанн.
    Он шел с подругой на пари,
    Что через пару лет
    Достанет литер на Париж
    И в Лувр возьмет билет.

    Но рыцарь-пес, поднявши рог,
    Тревогу протрубил,
    Крестами черными тревог
    Глаза домов забил.
    И, предавая нас "гостям",
    Льет свет луна сама,
    И бомбы падают свистя
    В родильные дома.

    Тогда он в сторону кладет
    Любимые тома,
    Меняет кисть на пулемет,
    Перо - на автомат.
    А у подруги на глазах
    Бегучая слеза.
    Тогда, ее в объятья взяв,
    Он ласково сказал:

    "Смотри, от пуль дрожит земля
    На всех своих китах.
    Летят приказы из Кремля,
    Приказы для атак.
    И, прикрывая от песка
    Раскосые белки,
    Идут алтайские войска,
    Сибирские стрелки.

    Мечтал я встретить Новый год
    В двухтысячном году.
    Увидеть Рим, Париж... Но вот -
    Я на Берлин иду.
    А ты не забывай о тех
    Любви счастливых днях.
    И если я не долетел -
    Заменит друг меня."

    Поцеловал еще разок
    Любимые глаза,
    Потом шагнул через порог,
    Не посмотрев назад.
    ...И если весть о смерти мне
    Дойдет, сказать могу:
    Он сыном был родной стране,
    Он нес беду врагу.
    Михаил Анчаров. Звук шагов.
    Москва, изд-во МП "Останкино", 1992.




    Источник: http://www.litera.ru/stixiya/authors/ancharov.html
    Категория: Стихотворения о войне | Добавил: DrOtto (29.04.2010)
    Просмотров: 3007 | Комментарии: 3 | Теги: Стихи о Великой Отечественной войне, Анчаров Михаил Леонидович | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]