Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5143

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Суббота, 25.11.2017, 08:51
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » Современные авторы

    Росков Александр. Украденное небо (окончание)

    Украденное небо

    (начало см. пред. статью)

        

    ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    (2001-й год, декабрь. Там же…)

      

    А в России опять – время смуты,

    воровская, лихая пора.

    …В декабре ночь – три четверти суток,

    рассветёт где-то в десять утра,

    а в три дня начинает смеркаться,

    да ещё если пасмурно днём,

    то сельчане обедать садятся

    с электричеством, то есть «с огнём»,

    выражаясь на местном наречье.

    А в четыре на улице – тьма,

    и метелица лёгкая мечет

    снег колючий на избы-дома.

    Снег по стенам шуршит и по стёклам

    закупоренных на зиму рам.

    Сквозь метелицу смотрится блёкло

    за берёзами старыми храм,

    он и виден-то там еле-еле:

    косы белых столетних берёз

    распушились и заиндевели.

    Из-за этих распущенных кос

    разглядеть можно только фрагменты

    очертаний и стен, и углов.

    …Узких тропок неровные ленты

    вьются около тёмных домов –

    от крылечка к крылечку другому.

    Спит деревня в полуночный час.

    А по ней, тёмной силой ведомый,

    пробирается крытый «КАМАЗ».

    На машину не лают собаки,

    никого во дворах – ни гу-гу.

    Лишь подфарники светят во мраке,

    рассыпая на белом снегу,

    в колеях, пятна жёлтого света,

    да урчит потихоньку мотор…

    А за сутки до ночи – до этой –

    овдовевший Шумилов Егор,

    чья изба недалёко от храма

    что-то странное стал замечать:

    будто свет виден в храмовых рамах,

    да вороны сильнее кричать

    стали вдруг над церковною крышей,

    беспокойнее сделались вдруг,

    а из церкви самой будто слышен

    шум невнятный – то скрипы, то стук.

    Их Егор уловил спозаранку,

    по нужде выходя – в туалет,

    но свалил на недельную пьянку,

    дескать – глюки, допился ты, дед,

    поминая умершую бабку,

    плачась в горе случайным гостям.

    Нет бы дедушке шапку в охапку

    да бежать с этой вестью к властям,

    это б во время было и мудро –

    сразу б взяли воров на испуг…

    Но в декабрьское хмурое утро

    обнаружили жители вдруг,

    что ворота у церкви открыты

    (тут же к храму сбежался народ)

    и колёсами – круто! – прорыта

    колея – аж до самых ворот,

    и уходят следы от «КАМАЗа»

    к большаку – грунтовому шоссе.

    Кто-то бросил растерянно фразу:

    «Мать твою…» И как кинулись все

    в храм, ругаясь отборно. А толку? –

    «неба» больше, естественно, нет,

    лишь на паперти высится горка

    досок ломаных… И сигарет

    тут и там – дорогие окурки,

    пук верёвок лежит у стены,

    «сникерсовые» фантики, шкурки

    от сырков, дорогой ветчины.

    Да, сработала чётко и чисто

    воровская лихая рука.

    Надо, в сущности, быть альпинистом

    чтоб «картины» достать с потолка.

    Альпинисты, наверно, и были

    по окуркам судить – два иль три,

    и они сутки целые жили

    и работали дружно внутри

    помещения бывшего склада

    зная, видно, что местный-то люд –

    (ничего ему в храме не надо

    в декабре) – не появится тут.

    Что ж… Милицию вызвали сразу

    из района… Пришёл «воронок»,

    но найти только след от «КАМАЗа»

    лейтенантик зелёный и смог.

    Он три дня проходил по избушкам:

    дескать, видел ли кто-нибудь что?

    И хотя горевали старушки –

    не помог лейтенанту никто:

    всё сработано чисто и чётко…

    Перегаром сивушным дыша

    месяц пили палёную водку

    деревенские три алкаша,

    щеголяя большими деньгами

    по питейно-торговым дворам.

    Подозрение было, что в храме

    алкаши помогали ворам

    на погрузке и вывозе «неба».

    Но известно у нас до сих пор:

    коль на месте захвачен ты не был,

    не замечен, не пойман – не вор!

    И хотя им грозил: либо-либо –

    жизнь иль смерть – возмущённый народ,

    алкаши были немы, как рыбы,

    те, которые, бьются об лёд.

    Если б их посильней припугнули

    не в деревне, а там – ясно, где…

    Да руками на «небо» махнули:

    «Хрен-то с ним!» – «следаки» в ОВДе –

    раз не числится «небо» в реестрах,

    дело «шить» по нему ни к чему.

    …Где пропало оно – неизвестно,

    где всплывёт? Было нужно кому

    проворачивать дело такое –

    альпинистов сюда засылать

    да машину держать под рукою?...

    Тот «КАМАЗ» не найти, не догнать.

    Если кто-то и видел «КАМАЗа»

    из окошка в ночной темноте,

    вряд ли б смог догадаться он сразу –

    «МАЗ» ли это? «УРАЛ»?... Да и где

    номера разглядеть среди ночи…

    Как три рыбы молчат алкаши…

    А без «неба» теперь, между прочим,

    как живой человек без души

    стала жить в новом веке деревня.

    С ночи той миновало шесть лет…

    Как всегда зеленеют деревья

    вокруг храма. Но гордости нет

    у моих земляков, больше к храму

    не приводят приезжих гостей.

    Да всё чаще случаются драмы:

    из сюда доходящих вестей

    знаю я, что Парфеев Серёга

    мать родную по пьяни убил,

    что уходит народ понемногу

    на тот свет – с каждым годом могил

    прибывает на новом погосте.

    Молодёжь в города подалась.

    Мужики ж в безысходности-злости

    на продажную новую власть

    пьют безбожно дешёвое «шило»*.

    Безработица в семьях, нужда.

    Всё, что дорого было и мило

    улетело, его никогда

    не вернёшь, и насущного хлеба

    землякам в день не каждый видать.

    Вот что значит – остаться без «неба» –

    из деревни ушла благодать.

    Если что-то её сохраняет,

    то на царских монетах – орлы

    в углах храма… Пусть лучше не знают

    рабы Божьи про эти углы…

    * «шило» – технический спирт

      

    г. Архангельск,

    2007 год

     




    Источник: http://www.voskres.ru/literature/poetry/roskov.htm
    Категория: Современные авторы | Добавил: DrOtto (31.03.2010)
    Просмотров: 1410 | Теги: деревнские поэты, патриотические стихи, Александр Росков | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]