Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5143

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Суббота, 25.11.2017, 08:51
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » Современные авторы

    Денис Коротаев


    Россия, Русь, храни себя, храни!

    Россия, Русь, храни себя, храни!
    Н.М.Рубцов


    Россия, Русь, храни себя, храни!
    А мы не в счет - мы нынче не вояки.
    Мы, кажется, забыли в этой драке,
    О том, что мы воюем не одни.

    Россия, Русь, ну что нам воевать,
    Когда флажки уже не держит карта,
    И кроме застарелого азарта
    Иных утех душе не отыскать?

    А мы - все те же... Нас который год
    Едва ли заподозришь в пацифизме.
    Но что такое "смерть во имя жизни" -
    Не вспомнит дух и разум не поймет.

    Россия, Русь, мы боле - не форпост.
    Храни себя - и ты не ошибешься.
    Не нас спасешь, так хоть сама спасешься,
    Распятие меняя на погост...
    19-22.09.1999


    Веди меня, Русь
    Веди меня, Русь, мимо капищ и скитов
    От первого часа до мига покоя.
    На свете есть много дорог неизбытых,
    Но только твоя назовется судьбою.

    Храни меня, Русь, от обид и искусов,
    От липких объятий нездешнего рая;
    К тебе приникаю я преданным русом,
    Иных алтарей в храме Геи не зная.

    Прими мою жизнь не как дар, а как данность,
    Не царскую жертву, но клятву на верность.
    Одной лишь тебе я покорным останусь,
    Во всем остальном не приемля смиренность.

    В минуту веселья и в злую годину
    Со мною твое опаленное знамя;
    Мне любо смеяться с тобой заедино
    И дорого плакать твоими слезами.

    Как знать, чем еще будет дух наш испытан,
    Как знать, что еще уготовит эпоха...
    Веди меня, Русь, мимо капищ и скитов
    От первого дня до последнего вздоха!
    20-24.12.95


    * * *
    Моя Россия - больше, чем страна...
    Набор вождей, корона и граница -
    Все это не однажды повторится
    В другом краю, в иные времена,
    Но там, где вечны прожитого тени,
    Но там, где есть Чайковский и Есенин,
    Иная мера жизни суждена.
    Моя Россия - больше, чем страна!

    Моей России - больше, чем века...
    Ей - столько войн, пожаров и набегов,
    Что дик и нов цвет северного снега,
    Что не вместит банальная строка
    Число потерь сынов ее безвинных
    От этих дней и до времен старинных,
    Что можно говорить наверняка:
    Моей России - больше, чем века!

    Мою Россию мало - полюбить:
    С ней надо быть, в достатке, в нищете ли,
    Во всем деля мечты ее и цели,
    Своей стопой ее тропу торить
    Без лишних слов и мысли о награде.
    Ты здесь? Ты с ней? Тогда чего же ради
    Тебе еще о чем-то говорить...
    Мою Россию мало - полюбить!
    21-25.10.95


    * * *
    Нечисть выгоню враз
    До утра со двора
    И затею рассказ
    О поре топора.

    То почти не дыша,
    То от боли мыча –
    О душе палаша
    И чуме кумача,

    Как ходили на рать
    Ради краденых баб,
    Возвращаясь опять
    В нелюбимый захаб,

    Как платили без меры
    Раскосому дань
    И тащились за верою
    В Тьмутаракань,

    И кричали «Ату!»,
    И баранили в рог,
    Выбирая не ту
    Из возможных дорог,

    Получали по лбу,
    И, закаявшись впредь,
    Шли пенять на судьбу
    И на небо смотреть,

    Почитать рой за рай,
    А шута – за творца,
    И грешить через край
    Без конца, без конца…

    А сегодня смешны
    Разговоры иных
    О размере мошны
    И о фильмах дурных,

    И все реже в ушах
    Первозданная тишь,
    И не сладится шаг,
    И останется лишь

    В чем-то горьком топить
    Ночи и вечера…
    Мне сегодня не жить.
    Заходите вчера!
    По 09.07.03


    Н Е К Р О Л О Г
    (3-4 октября 1993 года)

    Кто-то плачет над погибшими,
    Кто-то празднует победу,
    Пряча трупы неостывшие
    В окровавленную Лету.

    Кто-то жаждет новой оргии,
    Холя новые искусы,
    Кто-то кликает Георгия,
    Кто-то молит Иисуса...

    Вы, такие непохожие
    Дети русского народа,
    Обрученные безбожием
    Под названием "Свобода",

    Прокурорами надменными
    Разделенные на группы:
    Те, что слева - убиенные,
    Те, что справа - просто трупы.

    Вы, навылет пораженные
    Анемией пьяной кучки,
    Без суда приговоренные
    Быстрым взмахом авторучки,

    Приведенные в день памятный
    На редуты улиц пыльных
    То ли силою неправедной,
    То ли правдою бессильной...

    Октября следы кровавые
    Проступают на аллеях.
    Что с того, что правы правые,
    Если левые подлее?

    Не бывает в жизни лишнего.
    Ночь - прелюдия к рассвету.
    Кто-то плачет над погибшими.
    Кто-то празднует -
    Победу ль?
    14.10.93


    * * *
    Понимаете, я не могу объяснить -
    Почему я люблю эту чудо-страну…
    Ну, совру что-нибудь про незримую нить,
    Ну, припомню две строчки Есенина, ну,

    Намешаю салат из плакучих берез,
    Тесной комнаты с видом на нефтезавод,
    Типового двора, где не то, чтобы рос,
    А скорее – пытался увидеть восход,

    Поднатужусь – и вспомню грибные леса,
    Где полно комарья и других грибников,
    Купола и кресты Золотого Кольца
    И кровавые тайны минувших веков,

    Опишу, как сумею, покойницу-мать,
    Что – одну на весь свет – бескорыстно любил,
    И скажу, как ведется, что нас не понять,
    Не измерить и что там еще… Позабыл…

    Это будет не то, это будет не так,
    Но нездешнему не передать никогда
    То, как сердце стучит стыкам рельсовым в такт
    На пути из «оттуда» в родное «сюда»,

    Где у пыльных берез и заиленных рек,
    Провожая закат и встречая восход,
    Каменея, стоит и стоит человек
    И глядит не дыша на невидимый свод…
    23-25.08.02


    * * *
    Памяти погибших в "Норд-Осте"

    Не согреет ни вино, ни одеяло,
    Не утешат ни гитара, ни отец...
    Эта осень променяла, променяла
    Киноварь и позолоту на свинец...

    И летит по России, и летит он,
    Беспощаден, равнодушен и крылат,
    Поцелуем неизвестного бандита,
    Объявившего природе газават.

    И на долгие часы и километры -
    Ни улыбок и ни вышитых рубах.
    Только ветры над страною, только ветры,
    Да свинцовый привкус крови на губах.

    И неясно человеку и неясно -
    То ли траур это, то ли это пост,
    И который день на улице ненастно,
    И который день безумствует Норд-Ост.

    Боже правый, кто бы знал - какая жалость
    Видеть всё это и не сойти с ума...
    Эта осень задержалась, задержалась,
    И не скоро долгожданная зима...
    28.10.02


    * * *
    Он ехал, сидя на броне…
    Деревни плыли в стороне.
    Туман, спустившийся с горы,
    Уже готов был до поры
    Укрыть низины.
    А он курил за часом час,
    Буравил ночь огнями глаз
    И различал почти без зла
    То вопли горного козла,
    То муэдзина.
    Он знал — так надо, но кому?..
    Он сомневался, что ему
    И что кому-нибудь из нас,
    Но есть присяга и приказ,
    И совесть, что ли…
    И кто-то требовал мочить,
    А он хотел детей учить,
    И, если будет быстр курок,
    Он доживет и даст урок
    В начальной школе.
    В его далеком городке
    Дома стекаются к реке,
    Поля теряются во мгле,
    Подсолнух клонится к земле.
    Наверно, вызрел…
    А здесь — cовсем иной уклад,
    И вечно прав лишь автомат,
    И на других ему плевать:
    Он научился убивать
    В ответ на выстрел…

    Он ехал, сидя на броне,
    В своей расколотой стране,
    Курил, все думая о том,
    Что хорошо бы хоть потом
    Пожить достойно.
    И сигарета горяча
    Была, как тихая свеча,
    Что через три далеких дня
    Затеплит вся его родня
    Заупокойно…


    * * *
    Я — сорняк на газоне новейшей России.
    Хоть косили меня — да пока не скосили.
    Ну а если коса все же срежет под корень —
    Я останусь в земле, садоводу на горе
    И взойду по весне — сын неведомой тучи —
    Некрасиво кривой, вдохновенно колючий,
    Над газонной травой, невысоко-безликой,
    Поднимусь, как смогу — перехожим каликой,
    Напою сотню пчел первосортным нектаром
    И развею себя по окрестным гектарам…
    Садоводы тотчас в страхе вытянут лица…
    Лишь бы только взойти, лишь бы только родиться…


    * * *
    … Мне чужда жалость
    К наивным фатам,
    Что подменяют,
    Другим в угоду,
    Примат святого –
    Святым догматом,
    Свободу духа –
    Душком свободы…


    * * *
    Я в этот мир пришел,
    Чтоб видеть солнце…
    Анаксагор

    Я пришел дорогой дальней,
    Не растратив юных сил,
    Мимо звонов погребальных
    И поруганных могил.

    В одиночку, не в отряде,
    На заброшенный рубеж
    Мимо вечных неурядиц
    И несбывшихся надежд.

    По камням разбитой бурсы,
    По углям сожженных сел…
    Огляделся, ужаснулся –
    И забыл, зачем пришел…


    * * *
    Скажите же, печальники о нации,
    Прогнозы – это дело не пустое ли?
    Да, мы не стоим нашей инкарнации,
    Но было время – нас она не стоила.

    Так будьте же и молоды, и веселы,
    Надеюсь, что за бедами и муками
    Природа не нарушит равновесия,
    Карая в детях и спасая внуками!..


    Страна милосердия без справедливости

    Самонастрой – та же самая лесть. 
    Что может быть хуже дешевой кичливости
    Тем, что творится в обугленном «днесь»
    В стране милосердия без справедливости?

    Чем виноват, обесчещенный, тот,
    Кто примерял кандалы терпеливости
    Тысячу лет, составляя народ
    Страны милосердия без справедливости?

    Может, в России и горько житье –
    Страх умаляет было усердие,
    Страх, что когда-нибудь сменит ее
    Страна справедливости без милосердия.


    * * *
    Все встает на свои места
    На земле, опаленной адом,
    И когда-нибудь Храм Христа
    Вознесется над стольным градом.

    Сгинет след одиозных драм.
    Пепел смуты приветит небыль.
    И взлетит над землею Храм,
    Приподняв куполами небо.

    А пока все старо до слез,
    И не верится в близость чуда.
    И прощает врагам Христос,
    И целует Христа Иуда.


    * * *
    Все смешалось в дыму неудач
    В этом веке, кривом и недужном,
    И растерзан вчерашний всесильный палач,
    И всесилен вчерашний прислужник.

    Ну так что же? Танцуй или пой,
    Падший ангел российского мщенья,
    Коль смеется на паперти нищий слепой,
    Подавая подавшим прощенье…


    Гуси-лебеди летят. Константину Васильеву
    Гуси-лебеди летят
    По-над краешками сосен.
    В желтый бархатный наряд
    Перекрашивая осень.
    Обнимая тишину,
    Что-то шепчет сирый ветер...
    Эту дивную страну
    Не сыскать на белом свете,
    Не найти по словарям,
    Не спросить у очевидцев:
    Обернешься - и она
    В сизой дымке растворится...
    Но в любые времена,
    Зла не помня, не покинет
    Эта дивная страна,
    Эта вечная Россия.

    Я - заказанный город.
    Я - заказанный город.
    Я - живая могила.
    Я был утром распорот
    Полутонной тротила.

    Я - старинный и спальный,
    Я - панельный, кирпичный, -
    Уничтожен морально
    И взрывчаткой напичкан.

    Прежде звонок и светел,
    Прежде тверже корунда,
    Я был поднят на ветер
    И размазан по грунту.

    В этой огненной каше
    От подвала до крыши,
    Стал я смерти не краше
    И сарая не выше,

    И, хватаясь за воздух,
    Я упал в одночасье,
    Недовитые гнезда
    Разрывая на части.

    Им везения чуть бы -
    Век бы жили богато,
    А сегодня их судьбы
    Ворошит экскаватор,

    И по братским могилам
    Развезут самосвалы
    То, что временем было,
    Да историей стало.

    Но не старится рана,
    И мутится мой разум,
    И смеется с экрана
    Тот, кому я заказан...


    А Вас не прогоняли через строй?
    А Вас не прогоняли через строй,
    В котором с обреченностью вселенской -
    И женщина с протянутой рукой,
    И юноша, убитый на Чеченской?..

    А Вы, Вы не смотрели им в глаза,
    В которых вместо отсвета и взгляда -
    Сожженная бессилием слеза
    Стоит, как поминальная лампада?..

    А Вы, ускорив шаг, наверняка
    Смотрели вдаль подчеркнуто невинно,
    Но то, что не сорвалось с языка,
    Шпицрутенами падало на спину.

    А ночью, нарушая Ваш покой,
    Являлись с обреченностью вселенской
    И юноша, убитый на Чеченской,
    И женщина с протянутой рукой...

    А Вас не прогоняли через строй?..


    Ни хрена себе - демократия!
    Ни хрена себе - демократия!
    От распятия - до распития,
    И соитие - не проклятие,
    И война теперь - не событие...

    Выйдешь вечером, примешь чарочку,
    Да подумаешь об изяществе,
    И галопчиком да под арочку,
    Выгнав парочку хоронящихся.

    А по улице ходят граждане -
    Потребители, избиратели,
    И зови ты их, всех и каждого,
    Не по имени, так по матери;

    И маши себе пестрым знаменем,
    То ли купленным, то ли краденным...
    Эй, родимые! Вы куда меня?..
    Ни хрена себе - демократия!


    Груз двести
    Горючее в норме.
    Закрылки на месте.
    Готовность к полету.
    Взлетаем, ГРУЗ ДВЕСТИ.

    Разгон до отрыва.
    Привет, поднебесье!
    Прощайся с землею!
    Прощайся, ГРУЗ ДВЕСТИ,

    С землей, где сироты
    Былого Союза
    Питают надежду
    Не стать этим грузом.

    Но если подумать -
    С какой это стати
    Питать человеку
    Надежду не стать им,

    Когда рассыпает
    Судьба, как монисто
    Грошовую щедрость -
    Не ДВЕСТИ, так ТРИСТА.

    Но чем уж лишиться
    Руки ли, ноги ли,
    Куда как приятнее -
    Таять в могиле.

    Ни крови, ни крика,
    Ни рвоты, ни мести.
    Гуманно донельзя.
    Не так ли, ГРУЗ ДВЕСТИ?

    Отступит обида.
    Забудется боль же.
    А вам говорили:
    "На месяц, не больше..."

    Сказали - успели.
    Хмельная планета
    За давностью срока
    Забудет и это.

    Снижение. Шасси.
    Ну, вот и на месте...
    Все точно по плану.
    На выход, ГРУЗ ДВЕСТИ!

    Вы честно служили
    Монаршим забавам.
    С приездом, ребята!
    И - пухом земля вам!..


    * * *
    Наверно, так заведено -
    Живя в Москве, мечтать о Пскове
    И разбивать сто тысяч "но"
    О зов всеведающей крови.

    Однажды выбраться сюда
    И слышать где-то в Завеличье,
    Как тихо молится вода
    И мастерятся гнезда птичьи;

    Осесть навек в один из дней,
    Слагать стихи прекрасной бабе,
    Удить для кошки окуней
    И кончить жизнь в твоем захабе,

    Вдыхая благовест церквей,
    Чей купол выше горизонта,
    И ощущать в руке своей
    Пудовый груз меча Давмонта;

    Последних дней веретено
    Крутить неспешней карусели...
    Наверно, так заведено...
    Да только мне ли это, мне ли,

    Когда столичная печать
    Уныло властвует во взоре,
    И впору ссылкой величать
    Мое родное семигорье;

    Когда пристало, словно встарь,
    В немом усердии молиться:
    Услал бы, что ли, государь
    Меня подальше от столицы...


    * * *
    Поманите меня, поманите
    В те края, где кромешен рассвет,
    Золотые тончайшие нити
    Протяните туда, где нас нет,

    Где, понуры, покорны, печальны,
    Под капель каучуковых слез
    Не по-нашему шепчутся пальмы,
    Ритуально роняя кокос.

    Поманите, и чартерным в среду
    Без сомнения и без стыда
    Я уеду, уеду, уеду,
    Полагая, что не навсегда;

    Схороню в одиночестве мир мой
    На некрополе сотен кровей,
    Осчастливлю безликую фирму
    Бестолковой работой своей;

    Пожелаю тепла и уюта,
    Словно барменом ставший лакей,
    И женюсь на девице из Юты,
    Говорящей свободно "O'Key...";

    Стану розовым, крупным, рогатым,
    Заучившим свое "ни гу-гу",
    И, конечно же, стану богатым,
    А счастливым, увы, не смогу;

    Стану нервным, сопьюсь тихой сапой
    Вдалеке от березовых вьюг...
    Оттого я не еду на запад,
    Оттого я не еду на юг...

    Поманите меня, поманите,
    И, услышав нелепый ответ,
    Помяните меня, помяните,
    Мол, рехнулся бедняга-поэт.


    В этот мир мы явились за разным
    И сполна получили свое...
    Вы не бойтесь, оно не заразно -
    Это тихое счастье мое!..












    Источник: http://stihi.ru/avtor/deniskorotaev
    Категория: Современные авторы | Добавил: DrOtto (10.11.2009)
    Просмотров: 1491 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.0/4
    Всего комментариев: 2
    1  
    замечательные стихи.очень сильно за душу берет.

    2  
    Бесподобный талантиЩЩе... Господи, за что Ты взял его так рано. Сколь бы он написал своих творений, сколь бы он еще славил нашу Великую Русь...
    Автор этих стихов погиб в автокатастрофе в 2003 г.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]