Литературный поиск

Разделы сборника

  • О России   
  • О родной природе   
  • Призыв к молитве   
  • Исторические  
  • Эмигрантские  
  • Философская лирика   
  • Стихотворения о войне
  • Современные авторы  
  • Стихи из сети  
  • Литературоведение  
  • Литопрос

    Кого можно назвать по-настоящему русским по духу поэтом?
    Всего ответов: 5116

    Друзья сайта


  • Словарь варваризмов
  • Стихотворения о России
  • Православные сказки
  • Творчество ветеранов
  • Фонд славянской культуры
  • Другие ссылки
  • Ссылки


    Патриотические стихи

    Православие и Мир

    христианство, православие, культура, религия, литература, творчество

    РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Православие, самодержавие, народность

    Православие.Ru

    Остановите убийство!

    Rambler's Top100

    Яндекс.Метрика


    Пятница, 22.09.2017, 14:37
    Приветствую Вас, Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Русская дубрава
    патриотическая поэзия

    Тематические разделы

    Титульная страница » Сборник патриотической поэзии » Стихотворения о войне

    Симонов К. М. 1941

     


    РОДИНА 
    Касаясь трех великих океанов,
    Она лежит, раскинув города,
    Покрыта сеткою меридианов,
    Непобедима, широка, горда.

    Но в час, когда последняя граната
    Уже занесена в твоей руке
    И в краткий миг припомнить разом надо
    Все, что у нас осталось вдалеке,

    Ты вспоминаешь не страну большую,
    Какую ты изъездил и узнал,
    Ты вспоминаешь родину - такую,
    Какой ее ты в детстве увидал.

    Клочок земли, припавший к трем березам,
    Далекую дорогу за леском,
    Речонку со скрипучим перевозом,
    Песчаный берег с низким ивняком.

    Вот где нам посчастливилось родиться,
    Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли
    Ту горсть земли, которая годится,
    Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

    Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,
    Да, можно голодать и холодать,
    Идти на смерть... Но эти три березы
    При жизни никому нельзя отдать.
    1941

    Константин Симонов. 
    Всемирная библиотека поэзии. 
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1998.

     

    * * * 
    Словно смотришь в бинокль перевернутый -
    Все, что сзади осталось, уменьшено,
    На вокзале, метелью подернутом,
    Где-то плачет далекая женщина.

    Снежный ком, обращенный в горошину,-
    Ее горе отсюда невидимо;
    Как и всем нам, войною непрошено
    Мне жестокое зрение выдано.

    Что-то очень большое и страшное,
    На штыках принесенное временем,
    Не дает нам увидеть вчерашнего
    Нашим гневным сегодняшним зрением.

    Мы, пройдя через кровь и страдания,
    Снова к прошлому взглядом приблизимся,
    Но на этом далеком свидании
    До былой слепоты не унизимся.

    Слишком много друзей не докличется
    Повидавшее смерть поколение,
    И обратно не все увеличится
    В нашем горем испытанном зрении.
    1941

    Константин Симонов. Стихи, поэмы, вольные переводы. 
    Москва: Советский писатель, 1964.



    * * * 
    Над черным носом нашей субмарины
    Взошла Венера - странная звезда.
    От женских ласк отвыкшие мужчины,
    Как женщину, мы ждем ее сюда.

    Она, как ты, восходит все позднее,
    И, нарушая ход небесных тел,
    Другие звезды всходят рядом с нею,
    Гораздо ближе, чем бы я хотел.

    Они горят трусливо и бесстыже.
    Я никогда не буду в их числе,
    Пускай они к тебе на небе ближе,
    Чем я, тобой забытый на земле.

    Я не прощусь с опасностью земною,
    Чтоб в мирном небе мерзнуть, как они,
    Стань лучше ты падучею звездою,
    Ко мне на землю руки протяни.

    На небе любят женщину от скуки
    И отпускают с миром, не скорбя...
    Ты упадешь ко мне в земные руки,
    Я не звезда. Я удержу тебя.
    1941

    Три века русской поэзии. 
    Составитель Николай Банников. 
    Москва: Просвещение, 1968.



    * * * 
    Жди меня, и я вернусь.
    Только очень жди,
    Жди, когда наводят грусть
    Желтые дожди,
    Жди, когда снега метут,
    Жди, когда жара,
    Жди, когда других не ждут,
    Позабыв вчера.
    Жди, когда из дальних мест
    Писем не придет,
    Жди, когда уж надоест
    Всем, кто вместе ждет.

    Жди меня, и я вернусь,
    Не желай добра
    Всем, кто знает наизусть,
    Что забыть пора.
    Пусть поверят сын и мать
    В то, что нет меня,
    Пусть друзья устанут ждать,
    Сядут у огня,
    Выпьют горькое вино
    На помин души...
    Жди. И с ними заодно
    Выпить не спеши.

    Жди меня, и я вернусь,
    Всем смертям назло.
    Кто не ждал меня, тот пусть
    Скажет: - Повезло.
    Не понять, не ждавшим им,
    Как среди огня
    Ожиданием своим
    Ты спасла меня.
    Как я выжил, будем знать
    Только мы с тобой, -
    Просто ты умела ждать,
    Как никто другой.

    1941

    Русские поэты. Антология в четырех томах. 
    Москва: Детская литература, 1968.



    * * * 
    Я много жил в гостиницах,
    Слезал на дальних станциях,
    Что впереди раскинется -
    Все позади останется.

    Я не скучал в провинции,
    Довольный переменами,
    Все мелкие провинности
    Не называл изменами.

    Искал хотя б прохожую,
    Далекую, неверную,
    Хоть на тебя похожую...
    Такой и нет, наверное,

    Такой, что вдруг приснится мне;
    То серые, то синие
    Глаза твои с ресницами
    В ноябрьском первом инее.

    Лицо твое усталое,
    Несхожее с портретами,
    С мороза губы талые,
    От снега мной согретые,

    И твой лениво брошенный
    Взгляд, означавший искони:
    Не я тобою прошенный,
    Не я тобою исканный,

    Я только так, обласканный
    За то, что в ночь с порошею,
    За то, что в холод сказкою
    Согрел тебя хорошею.

    И веришь ли, что странною
    Мечтой себя тревожу я:
    И ты не та, желанная,
    А только так, похожая.
    Май 1941

    Константин Симонов. 
    Всемирная библиотека поэзии. 
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1998.



    * * * 
    Если бог нас своим могуществом
    После смерти отправит в рай,
    Что мне делать с земным имуществом,
    Если скажет он: выбирай?

    Мне не надо в раю тоскующей,
    Чтоб покорно за мною шла,
    Я бы взял с собой в рай такую же,
    Что на грешной земле жила, -

    Злую, ветреную, колючую,
    Хоть ненадолго, да мою!
    Ту, что нас на земле помучила
    И не даст нам скучать в раю.

    В рай, наверно, таких отчаянных
    Мало кто приведёт с собой,
    Будут праведники нечаянно
    Там подглядывать за тобой.

    Взял бы в рай с собой расстояния,
    Чтобы мучиться от разлук,
    Чтобы помнить при расставании
    Боль сведённых на шее рук.

    Взял бы в рай с собой всё опасности,
    Чтоб вернее меня ждала,
    Чтобы глаз своих синей ясности
    Дома трусу не отдала.

    Взял бы в рай с собой друга верного,
    Чтобы было с кем пировать,
    И врага, чтоб в минуту скверную
    По-земному с ним враждовать.

    Ни любви, ни тоски, ни жалости,
    Даже курского соловья,
    Никакой, самой малой малости
    На земле бы не бросил я.

    Даже смерть, если б было мыслимо,
    Я б на землю не отпустил,
    Всё, что к нам на земле причислено,
    В рай с собою бы захватил.

    И за эти земные корысти,
    Удивлённо меня кляня,
    Я уверен, что бог бы вскорости
    Вновь на землю столкнул меня.
    1941

    Русская и советская поэзия 
    для студентов-иностранцев. 
    А.К.Демидова, И.А. Рудакова. 
    Москва, изд-во "Высшая школа", 1969.



    * * * 
    Я, перебрав весь год, не вижу
    Того счастливого числа,
    Когда всего верней и ближе
    Со мной ты связана была.

    Я помню зал для репетиций
    И свет, зажженный, как на грех,
    И шепот твой, что не годится
    Так делать на виду у всех.

    Твой звездный плащ из старой драмы
    И хлыст наездницы в руках,
    И твой побег со сцены прямо
    Ко мне на легких каблуках.

    Нет, не тогда. Так, может, летом,
    Когда, на сутки отпуск взяв,
    Я был у ног твоих с рассветом,
    Машину за ночь доконав.

    Какой была ты сонной-сонной,
    Вскочив с кровати босиком,
    К моей шинели пропыленной
    Как прижималась ты лицом!

    Как бились жилки голубые
    На шее под моей рукой!
    В то утро, может быть, впервые
    Ты показалась мне женой.

    И все же не тогда, я знаю,
    Ты самой близкой мне была.
    Теперь я вспомнил: ночь глухая,
    Обледенелая скала...

    Майор, проверив по карманам,
    В тыл приказал бумаг не брать;
    Когда придется, безымянным
    Разведчик должен умирать.

    Мы к полночи дошли и ждали,
    По грудь зарытые в снегу.
    Огни далекие бежали
    На том, на русском, берегу...

    Теперь я сознаюсь в обмане:
    Готовясь умереть в бою,
    Я все-таки с собой в кармане
    Нес фотографию твою.

    Она под северным сияньем
    В ту ночь казалась голубой,
    Казалось, вот сейчас мы встанем
    И об руку пойдем с тобой.

    Казалось, в том же платье белом,
    Как в летний день снята была,
    Ты по камням оледенелым
    Со мной невидимо прошла.

    За смелость не прося прощенья,
    Клянусь, что, если доживу,
    Ту ночь я ночью обрученья
    С тобою вместе назову.
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Не сердитесь — к лучшему,
    Что, себя не мучая,
    Вам пишу от случая
    До другого случая.

    Письма пишут разные:
    Слезные, болезные,
    Иногда прекрасные,
    Чаще — бесполезные.

    В письмах все не скажется
    И не все услышится,
    В письмах все нам кажется,
    Что не так напишется.

    Коль вернусь — так суженых
    Некогда отчитывать,
    А убьют — так хуже нет
    Письма перечитывать.

    Чтобы вам не бедствовать,
    Не возить их тачкою,
    Будут путешествовать
    С вами тонкой пачкою.

    А замужней станете,
    Обо мне заплачете —
    Их легко достанете
    И легко припрячете.

    От него, ревнивого,
    Затворившись в комнате,
    Вы меня, ленивого,
    Добрым словом вспомните.

    Скажете, что к лучшему,
    Память вам не мучая,
    Он писал от случая
    До другого случая.
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Ты говорила мне «люблю»,
    Но это по ночам, сквозь зубы.
    А утром горькое «терплю»
    Едва удерживали губы.

    Я верил по ночам губам,
    Рукам лукавым и горячим,
    Но я не верил по ночам
    Твоим ночным словам незрячим.

    Я знал тебя, ты не лгала,
    Ты полюбить меня хотела,
    Ты только ночью лгать могла,
    Когда душою правит тело.

    Но утром, в трезвый час, когда
    Душа опять сильна, как прежде,
    Ты хоть бы раз сказала «да»
    Мне, ожидавшему в надежде.

    И вдруг война, отъезд, перрон,
    Где и обняться-то нет места,
    И дачный клязьминский вагон,
    В котором ехать мне до Бреста.

    Вдруг вечер без надежд на ночь,
    На счастье, на тепло постели.
    Как крик: ничем нельзя помочь!—
    Вкус поцелуя на шинели.

    Чтоб с теми, в темноте, в хмелю,
    Не спутал с прежними словами,
    Ты вдруг сказала мне «люблю»
    Почти спокойными губами.

    Такой я раньше не видал
    Тебя, до этих слов разлуки:
    Люблю, люблю... ночной вокзал,
    Холодные от горя руки.
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Я, верно, был упрямей всех.
    Не слушал клеветы
    И не считал по пальцам тех,
    Кто звал тебя на «ты».

    Я, верно, был честней других,
    Моложе, может быть,
    Я не хотел грехов твоих
    Прощать или судить.

    Я девочкой тебя не звал,
    Не рвал с тобой цветы,
    В твоих глазах я не искал
    Девичьей чистоты.

    Я не жалел, что ты во сне
    Годами не ждала,
    Что ты не девочкой ко мне,
    А женщиной пришла.

    Я знал, честней бесстыдных снов,
    Лукавых слов честней
    Нас приютивший на ночь кров,
    Прямой язык страстей.

    И если будет суждено
    Тебя мне удержать,
    Не потому, что не дано
    Тебе других узнать.

    Не потому, что я — пока,
    А лучше — не нашлось,
    Не потому, что ты робка,
    И так уж повелось...

    Нет, если будет суждено
    Тебя мне удержать,
    Тебя не буду все равно
    Я девочкою звать.

    И встречусь я в твоих глазах
    Не с голубой, пустой,
    А с женской, в горе и страстях
    Рожденной чистотой.

    Не с чистотой закрытых глаз,
    Неведеньем детей,
    А с чистотою женских ласк,
    Бессонницей ночей...

    Будь хоть бедой в моей судьбе,
    Но кто б нас ни судил,
    Я сам пожизненно к тебе
    Себя приговорил.
    Июнь 1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
      А. Суркову


    Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
    Как шли бесконечные, злые дожди,
    Как кринки несли нам усталые женщины,
    Прижав, как детей, от дождя их к груди,

    Как слезы они вытирали украдкою,
    Как вслед нам шептали:- Господь вас спаси!-
    И снова себя называли солдатками,
    Как встарь повелось на великой Руси.

    Слезами измеренный чаще, чем верстами,
    Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
    Деревни, деревни, деревни с погостами,
    Как будто на них вся Россия сошлась,

    Как будто за каждою русской околицей,
    Крестом своих рук ограждая живых,
    Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
    За в бога не верящих внуков своих.

    Ты знаешь, наверное, все-таки Родина -
    Не дом городской, где я празднично жил,
    А эти проселки, что дедами пройдены,
    С простыми крестами их русских могил.

    Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
    Дорожной тоской от села до села,
    Со вдовьей слезою и с песнею женскою
    Впервые война на проселках свела.

    Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
    По мертвому плачущий девичий крик,
    Седая старуха в салопчике плисовом,
    Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

    Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
    Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
    Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
    Покуда идите, мы вас подождем.

    "Мы вас подождем!"- говорили нам пажити.
    "Мы вас подождем!"- говорили леса.
    Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
    Что следом за мной их идут голоса.

    По русским обычаям, только пожарища
    На русской земле раскидав позади,
    На наших глазах умирали товарищи,
    По-русски рубаху рванув на груди.

    Нас пули с тобою пока еще милуют.
    Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
    Я все-таки горд был за самую милую,
    За горькую землю, где я родился,

    За то, что на ней умереть мне завещано,
    Что русская мать нас на свет родила,
    Что, в бой провожая нас, русская женщина
    По-русски три раза меня обняла.
    1941

    Константин Симонов. 
    Всемирная библиотека поэзии. 
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1998.



    ИЗ ДНЕВНИКА 
    Июнь. Интендантство.
    Шинель с непривычки длинна.
    Мать застыла в дверях. Что это значит?
    Нет, она не заплачет. Что же делать - война!
    "А во сколько твой поезд?"
    И все же заплачет.
    Синий свет на платформах. Белорусский вокзал.
    Кто-то долго целует.
      - Как ты сказал?
    Милый, потише...-
    И мельканье подножек.
    И ответа уже не услышать.
    Из объятий, из слез, из недоговоренных слов
    Сразу в пекло, на землю.
    В заиканье пулеметных стволов.
    Только пыль на зубах.
    И с убитого каска: бери!
    И его же винтовка: бери!
    И бомбежка - весь день,
    И всю ночь, до рассвета.
    Неподвижные, круглые, желтые, как фонари,
    Над твоей головою - ракеты...
    Да, война не такая, какой мы писали ее,-
      Это горькая штука...
    1941

    Константин Симонов. 
    Всемирная библиотека поэзии. 
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1998.


    * * * 
    Майор привез мальчишку на лафете.
    Погибла мать. Сын не простился с ней.
    За десять лет на том и этом свете
    Ему зачтутся эти десять дней.

    Его везли из крепости, из Бреста.
    Был исцарапан пулями лафет.
    Отцу казалось, что надежней места
    Отныне в мире для ребенка нет.

    Отец был ранен, и разбита пушка.
    Привязанный к щиту, чтоб не упал,
    Прижав к груди заснувшую игрушку,
    Седой мальчишка на лафете спал.

    Мы шли ему навстречу из России.
    Проснувшись, он махал войскам рукой...
    Ты говоришь, что есть еще другие,
    Что я там был и мне пора домой...

    Ты это горе знаешь понаслышке,
    А нам оно оборвало сердца.
    Кто раз увидел этого мальчишку,
    Домой прийти не сможет до конца.

    Я должен видеть теми же глазами,
    Которыми я плакал там, в пыли,
    Как тот мальчишка возвратится с нами
    И поцелует горсть своей земли.

    За все, чем мы с тобою дорожили,
    Призвал нас к бою воинский закон.
    Теперь мой дом не там, где прежде жили,
    А там, где отнят у мальчишки он.
    1941

    Русская советская поэзия. 
    Под ред. Л.П.Кременцова. 
    Ленинград: Просвещение, 1988.




    * * * 
    Тринадцать лет. Кино в Рязани,
    Тапер с жестокою душой,
    И на заштопанном экране
    Страданья женщины чужой;

    Погоня в Западной пустыне,
    Калифорнийская гроза,
    И погибавшей героини
    Невероятные глаза.

    Но в детстве можно всё на свете,
    И за двугривенный в кино
    Я мог, как могут только дети,
    Из зала прыгнуть в полотно.

    Убить врага из пистолета,
    Догнать, спасти, прижать к груди.
    И счастье было рядом где-то,
    Там за экраном, впереди.

    Когда теперь я в темном зале
    Увижу вдруг твои глаза,
    В которых тайные печали
    Не выдаст женская слеза,

    Как я хочу придумать средство,
    Чтоб счастье было впереди,
    Чтоб хоть на час вернуться в детство,
    Догнать, спасти, прижать к груди...
    Май 1941

    Строфы века. Антология русской поэзии. 
    Сост. Е.Евтушенко. 
    Минск, Москва: Полифакт, 1995.



    * * * 
    Плюшевые волки,
    Зайцы, погремушки.
    Детям дарят с елки
    Детские игрушки.

    И, состарясь, дети
    До смерти без толку
    Все на белом свете
    Ищут эту елку.

    Где жар-птица в клетке,
    Золотые слитки,
    Где висит на ветке
    Счастье их на нитке.

    Только дед-мороза
    Нету на макушке,
    Чтоб в ответ на слезы
    Сверху снял игрушки.

    Желтые иголки
    На пол опадают...
    Все я жду, что с елки
    Мне тебя подарят.
    Май 1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
      Пускай она поплачет,
      Ей ничего не значит.
      Лермонтов


    Если родилась красивой,
    Значит, будешь век счастливой.

    Бедная моя, судьбою горькой,
    Горем, смертью — никакою силой
    Не поспоришь с глупой поговоркой,
    Сколько б ни молила, ни просила!

    Все; что сердцем взято будет,
    Красоте твоей присудят.

    Будешь нежной, верной, терпеливой,
    В сердце все равно тебе откажут —
    Скажут: нету сердца у счастливой,
    У красивой нету сердца,— скажут.

    Что любима ты, услышат —
    Красоте опять припишут.

    Выйдешь замуж — по расчету, значит:
    Полюбить красивая не может.
    Все добро на зло переиначат
    И тебе на плечи переложат.

    Если будешь гордой мужем —
    Скажут: потому что нужен.

    Как других, с ним разлучит могила —
    Всем простят, тебя возьмут в немилость.
    Позабудешь — скажут: не любила,
    Не забудешь — скажут: притворилась.

    Скажут: пусть она поплачет,
    Ей ведь ничего не значит.

    Если напоказ ты не рыдала,
    Даже не заметят, как страдала,
    Как тебя недетские печали
    На холодной площади встречали.

    Как бы горе ни ломало,
    Ей, красивой, горя мало.

    Нет, я не сержусь, когда, не веря
    Даже мне, ты вдруг глядишь пытливо.
    Верить только горю да потерям
    Выпало красивой и счастливой.

    Если б наперед все знала,
    В детстве бы дурнушкой стала.

    Может, снова к счастью добредешь ты,
    Может, снова будет смерть и горе,
    Может, и меня переживешь ты,
    Поговорки злой не переспоря:

    Если родилась красивой,
    Значит, будешь век счастливой...
    Май 1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Когда со мной страданьем
    Поделятся друзья,
    Их лишним состраданьем
    Не обижаю я.

    Я их лечу разлукой
    И переменой мест,
    Лечу дорожной скукой
    И сватовством невест.

    Учу, как чай в жестянке
    Заваривать в пути,
    Как вдруг на полустанке
    Красавицу найти,

    Чтоб не скучать по году
    О той, что всех милей,
    Как разложить колоду
    Из дам и королей,

    И назло той, упрямой,
    Наоборот, не в масть,
    Найдя в колоде даму,
    У короля украсть.

    Но всю свою науку
    Я б продал за совет,
    Как самому мне руку
    Не дать тебе в ответ,

    Без губ твоих, без взгляда
    Как выжить мне полдня,
    Пока хоть раз пощады
    Запросишь у меня.
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Я не помню, сутки или десять
    Мы не спим, теряя счет ночам.
    Вы в похожей на Мадрид Одессе
    Пожелайте счастья москвичам.

    Днем, по капле нацедив во фляжки,
    Сотый раз переходя в штыки,
    Разодрав кровавые тельняшки,
    Молча умирают моряки.

    Ночью бьют орудья корпусные...
    Снова мимо. Значит, в добрый час.
    Значит, вы и в эту ночь в России —
    Что вам стоит — вспомнили о нас.

    Может, врут приметы, кто их знает!
    Но в Одессе люди говорят:
    Тех, кого в России вспоминают,
    Пуля трижды бережет подряд.

    Третий раз нам всем еще не вышел,
    Мы под крышей примостились спать.
    Не тревожьтесь — ниже или выше,
    Здесь ведь все равно не угадать.

    Мы сегодня выпили, как дома,
    Коньяку московский мой запас;
    Здесь ребята с вами незнакомы,
    Но с охотой выпили за вас.

    Выпили за свадьбы золотые,
    Может, еще будут чудеса...
    Выпили за ваши голубые,
    Дай мне бог увидеть их, глаза.

    Помню, что они у вас другие,
    Но ведь у солдат во все века,
    Что глаза у женщин — голубые,
    Принято считать издалека.

    Мы вас просим, я и остальные,—
    Лучше, чем напрасная слеза,—
    Выпейте вы тоже за стальные
    Наши, смерть видавшие, глаза.

    Может быть, они у нас другие,
    Но ведь у невест во все века,
    Что глаза у всех солдат — стальные,
    Принято считать издалека.

    Мы не все вернемся, так и знайте,
    Но ребята просят — в черный час
    Заодно со мной их вспоминайте,
    Даром, что ли, пьют они за вас!
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    В домотканом, деревянном городке,
    Где гармоникой по улицам мостки,
    Где мы с летчиком, сойдясь накоротке,
    Пили спирт от непогоды и тоски;

    Где, как черный хвост кошачий, не к добру,
    Прямо в небо дым из печи над трубой,
    Где всю ночь скрипучий флюгер на ветру
    С петушиным криком крутит домовой;

    Где с утра ветра, а к вечеру дожди,
    Где и солнца-то не видно из-за туч,
    Где, куда ты ни поедешь, так и жди —
    На распутье встретишь камень бел-горюч,—

    В этом городе пять дней я тосковал.
    Как с тобой, хотел — не мог расстаться с ним,
    В этом городе тебя я вспоминал
    Очень редко добрым словом, чаще — злым,

    Этот город весь как твой большой портрет,
    С суеверьем, с несчастливой ворожбой,
    С переменчивой погодою чуть свет,
    По ночам, как ты, с короной золотой.

    Как тебя, его не видеть бы совсем,
    А увидев, прочь уехать бы скорей,
    Он, как ты, вчера не дорог был ничем,
    Как тебя, сегодня нет его милей.

    Этот город мне помог тебя понять,
    С переменчивою северной душой,
    С редкой прихотью неласково сиять
    Зимним солнцем над моею головой.

    Заметает деревянные дома,
    Спят солдаты, снег валит через порог...
    Где ты плачешь, где поешь, моя зима?
    Кто опять тебе забыть меня помог?
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    На час запомнив имена,—
    Здесь память долгой не бывает,—
    Мужчины говорят: «Война...» —
    И наспех женщин обнимают.

    Спасибо той, что так легко,
    Не требуя, чтоб звали милой,
    Другую, ту, что далеко,
    Им торопливо заменила.

    Она возлюбленных чужих
    Здесь пожалела, как умела,
    В недобрый час согрела их
    Теплом неласкового тела.

    А им, которым в бой пора
    И до любви дожить едва ли,
    Все легче помнить, что вчера
    Хоть чьи-то руки обнимали.

    Я не сужу их, так и знай.
    На час, позволенный войною,
    Необходим нехитрый рай
    Для тех, кто послабей душою.

    Пусть будет все не так, не то,
    Но вспомнить в час последней муки
    Пускай чужие, но зато
    Вчерашние глаза и руки.

    В другое время, может быть,
    И я бы прожил час с чужою,
    Но в эти дни не изменить
    Тебе ни телом, ни душою.

    Как раз от горя, от того,
    Что вряд ли вновь тебя увижу,
    В разлуке сердца своего
    Я слабодушьем не унижу.

    Случайной лаской не согрет,
    До смерти не простясь с тобою,
    Я милых губ печальный след
    Навек оставлю за собою.
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Я помню двух девочек, город ночной...
    В ту зиму вы поздно спектакли кончали.
    Две девочки ждали в подъезде со мной,
    Чтоб вы, проходя, им два слова сказали.
    Да, я провожал вас. И все-таки к ним,
    Пожалуй, щедрей, чем ко мне, вы бывали.
    Двух слов они ждали. А я б и одним
    Был счастлив, когда б мне его вы сказали.

    Я помню двух девочек; странно сейчас
    Вдруг вспомнить две снежных фигурки у входа.
    Подъезд театральный надолго погас.
    Вам там не играть в зиму этого года.
    Я очень далеко. Но, может, они
    Вас в дальнем пути без меня провожают
    И с кем-то другим в эти зимние дни,
    Совсем как со мной, у подъезда скучают.

    Я помню двух девочек. Может, живым
    Я снова пройду вдоль заснеженных улиц
    И, девочек встретив, поверю по ним,
    Что в старый наш город вы тоже вернулись:
    Боюсь, что мне незачем станет вас ждать,
    Но будет все снежная, та же погода,
    И девочки будут стоять и стоять,
    Как вечные спутницы ваши, у входа...
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Мне хочется назвать тебя женой
    За то, что так другие не назвали,
    Что в старый дом мой, сломанный войной,
    Ты снова гостьей явишься едва ли.

    За то, что я желал тебе и зла,
    За то, что редко ты меня жалела,
    За то, что, просьб не ждя моих, пришла
    Ко мне в ту ночь, когда сама хотела.

    Мне хочется назвать тебя женой
    Не для того, чтоб всем сказать об этом,
    Не потому, что ты давно со мной,
    По всем досужим сплетням и приметам.

    Твоей я не тщеславлюсь красотой,
    Ни громким именем, что ты носила,
    С меня довольно нежной, тайной, той,
    Что в дом ко мне неслышно приходила.

    Сравнятся в славе смертью имена,
    И красота, как станция, минует,
    И, постарев, владелица одна
    Себя к своим портретам приревнует.

    Мне хочется назвать тебя женой
    За то, что бесконечны дни разлуки,
    Что слишком многим, кто сейчас со мной,
    Должны глаза закрыть чужие руки.

    За то, что ты правдивою была,
    Любить мне не давала обещанья
    И в первый раз, что любишь,— солгала
    В последний час солдатского прощанья.

    Кем стала ты? Моей или чужой?
    Отсюда сердцем мне не дотянуться...
    Прости, что я зову тебя женой
    По праву тех, кто может не вернуться.
    1941

    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т. 
    Москва: Художественная литература, 1966.



    * * * 
    Мы не увидимся с тобой,
    А женщина еще не знала;
    Бродя по городу со мной,
    Тебя живого вспоминала.

    Но чем ей горе облегчить,
    Когда солдатскою судьбою
    Я сам назавтра, может быть,
    Сравняюсь где-нибудь с тобою?

    И будет женщине другой —
    Все повторяется сначала —
    Вернувшийся товарищ мой,
    Как я, весь вечер лгать устало.

    Печальна участь нас, друзей,
    Мы все поймем и не осудим
    И все-таки о мертвом ей
    Напоминать некстати будем..

    Ее спасем не мы, а тот,
    Кто руки на плечи положит,
    Не зная мертвого, придет
    И позабыть его поможет.
    1941

    Константин Симонов. 
    Всемирная библиотека поэзии. 
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1998.



    ПОЛЯРНАЯ ЗВЕЗДА 
    Меня просил попутчик мой и друг,—
    А другу дважды не дают просить,—
    Не видя ваших милых глаз и рук,
    О вас стихи я должен сочинить.

    В зеленом азиатском городке,
    По слухам, вы сейчас влачите дни,
    Там, милый след оставив на песке,
    Проходят ваши легкие ступни.

    За друга легче женщину просить,
    Чем самому припасть к ее руке.
    Вы моего попутчика забыть
    Не смейте там, в зеленом городке.

    Он говорил мне, что давно, когда
    Еще он вами робко был любим,
    Взошедшая Полярная звезда
    Вам назначала час свиданья с ним.

    Чтоб с ним свести вас, нет сейчас чудес,
    На край земли нас бросила война,
    Но все горит звезда среди небес,
    Вам с двух сторон земли она видна.

    Она сейчас горит еще ясней,
    Попутчик мой для вас ее зажег,
    Пусть ваши взгляды сходятся на ней,
    На перекрестках двух земных дорог.

    Я верю вам, вы смотрите сейчас,
    Пока звезда горит — он будет жить,
    Пока с нее не сводите вы глаз,
    Ее никто не смеет погасить.

    Где юность наша? Где забытый дом?
    Где вы, чужая, нежная? Когда,
    Чтоб мертвых вспомнить, за одним столом
    Живых сведет Полярная звезда?
    1941, Рыбачий

    Константин Симонов. 
    Всемирная библиотека поэзии. 
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1998.



    ТОВАРИЩ 
    Вслед за врагом пять дней за пядью пядь
    Мы по пятам на Запад шли опять.

    На пятый день под яростным огнем
    Упал товарищ, к Западу лицом.

    Как шел вперед, как умер на бегу,
    Так и упал и замер на снегу.

    Так широко он руки разбросал,
    Как будто разом всю страну обнял.

    Мать будет плакать много горьких дней,
    Победа сына не воротит ей.

    Но сыну было — пусть узнает мать —
    Лицом на Запад легче умирать.
    1941

    Константин Симонов. 
    Всемирная библиотека поэзии. 
    Ростов-на-Дону, "Феникс", 1998.





    Источник: http://www.litera.ru/
    Категория: Стихотворения о войне | Добавил: DrOtto (12.04.2010)
    Просмотров: 7829 | Комментарии: 2 | Теги: Симонов, Константин Симонов стихи о войне, стихи о войне | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]